Шарон Теннисон: Рассказы о Путине. Личный опыт

"Путин стал первым российским чиновником, который не попросил у меня взятки", - вспоминает Шарон Теннисон, руководительница Центра гражданских инициатив (Калифорния, США), о своем знакомстве с будущим президентом России, когда он еще работал в мэрии Санкт-Петербурга. 
 


Впервые материал был опубликован на сайте КП.


По мере ухудшения ситуации на Украине на Россию и Владимира Путина в США выплескивается немыслимый объем дезинформации и злобы

<figcaption>Америка и не думала, что столкнется в России с настоящим лидером. | Фото: Анатолий ЖДАНОВ</figcaption>
Америка и не думала, что столкнется в России с настоящим лидером. | Фото: Анатолий ЖДАНОВ

ДА, Я АПОЛОГЕТ ПУТИНА

Такое ощущение, что журналисты и обозреватели роются в интернете и словарях в поисках новых непристойных эпитетов для страны и ее лидера. Когда я выступаю по всей Америке, в первую очередь мне задают вопрос с подковыркой: «А что вы скажете о Путине?»

Вот я и решила поделиться своими соображениями.

Конечно, у Путина есть недостатки и он делает ошибки. Как и многие из тех, кто имел дело с этим до поры никому не известным человеком, я не хочу, чтобы меня записывали в его апологеты. Пустое. Даже если вы относитесь к нему нейтрально, вам скажут, что вы к нему чрезмерно снисходительны. Скажут шакалы журналистики, а также граждане, которые новости черпают из телеканалов CNN, Fox и MSNBC.

Я не эксперт. Но я 30 лет работала в СССР и России. И познакомилась с Путиным в те годы, когда ему самому не приходило в голову, что он будет Президентом России. Было это в Санкт-Петербурге в 1990-е годы.

ИСТОРИЯ ОТНОШЕНИЙ

Шел 1992 год. Дело было в Санкт-Петербурге. В голове у меня возникла очередная идея. Я догадывалась, что для ее осуществления понадобится санкция мэрии. Мы с моим другом Володей Шестаковым пришли в Мариинский дворец. Оказались в маленьком унылом кабинете перед лицом сухощавого невыразительного человека в коричневом костюме. Он поинтересовался целью нашего визита. Пробежав глазами наше предложение, стал задавать разумные вопросы. Я поняла, что этот человек разительно отличается от привычного типа советского бюрократа, который затевает с иностранцами панибратские разговоры в надежде получить взятку за свои услуги. Этот бюрократ был открытым, заинтересованным и не переходил на личности. После почти часового разговора он сказал, что пытался понять, соответствует ли наше предложение действующему законодательству. Оказалось, что нет. Под конец он произнес несколько теплых слов о нашем предложении. Вот и все. Он проводил нас до двери. Оказавшись на улице, я сказала: «Володя, впервые я встретилась с вашим чиновником, который не попросил организовать ему поездку в Штаты». Я наконец изучила его визитку. Там было написано: Владимир Владимирович Путин.

31 декабря 1999 года. Внезапно президент Ельцин решает оставить свой пост и передать Россию в руки никому не известному Владимиру Путину. Я подумала: не тот ли это Путин, которого я помню. Ему-то точно не по силам руководить Россией. Но это был тот самый Путин. Я сказала друзьям: «Это катастрофа для России. Он слишком закрыт и слишком умен, чтобы его принял русский народ». И продолжила: «Для того чтобы Россия поднялась с колен, нужно сделать две вещи: 1) отлучить от Кремля молодых олигархов; 2) найти способ добиться повиновения от региональных боссов, которые превратили свои регионы в феодальные владения». Я была уверена, что невысокий человек в коричневом костюме не способен справиться с этими задачами.

Февраль 2000 года. Практически с начала своего правления Путин стал строить олигархов. В феврале он сказал: отношения с ними будут такими же, как со всеми остальными. Это был первый сигнал, что олигархам отныне не будет позволено управлять правительством по своему усмотрению. И тогда впервые задергались западные капиталисты.

Путин пригласил олигархов в Кремль и предложил им сделку: пусть оставляют себе недобросовестно полученные компании, но с условием добросовестно платить налоги и не лезть в политику. Это было первое из путинских «элегантных решений» для почти неразрешимых проблем. Но оно же поссорило его с американской прессой и чиновниками, которые выступили на стороне олигархов. В первую очередь Михаила Ходорковского. К сожалению, тот превратился в жертву (каковой и остается) в глазах американской прессы и американских властей.

Март 2000 года. Я приехала в Петербург. Меня навестила давняя подруга (психолог). Первый вопрос, который я ей задала: «Лена, а что представляет собой ваш новый президент?» Она засмеялась и сказала: «Володя? Он мой одноклассник!» А на вопрос, как он поступит с ельцинскими преступниками в Кремле, она сказала: «Сначала он за ними понаблюдает, чтобы разобраться, чем они занимаются. Затем он даст им понять, что он за ними наблюдает. Если они не внимут, он поговорит с ними лично, а если они и после этого не образумятся, некоторые через пару лет окажутся в тюрьме». Я поздравила ее, когда предсказания стали сбываться.

Конец 2000 года. К концу этого года американским должностным лицам стало казаться, что Путин будет враждебен американским интересам. Каждый его шаг стал подвергаться осуждению. Мне это было непонятно.

С 2001 года и по сей день я наблюдаю за тем, как медиа становятся к нему все более враждебны. Все эти годы я путешествовала по России и видела, как она меняется к лучшему. Россия начинает выглядеть как вполне достойная страна.

НА ВОРЕ ШАПКА ГОРИТ

Так почему же наши руководители издеваются над Россией и Путиным и демонизируют их? Нет ли здесь эффекта «на воре шапка горит»? Не потому ли мы постоянно проклинаем Путина и Россию, что:

Переносим на Путина грехи собственных лидеров?

Обвиняя Россию в коррупции, нам легче делать вид, что у нас нет никакой коррупции?

Обвиняя Россию в возрождении СССР, мы прикрываем наши собственные деяния в качестве мирового «гегемона»?

 

 

Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.