Отказ от западных ценностей - ключ к успеху России

Сингапур выбрал верный путь. Вздорная демократия западного образца, где множество соперничающих групп по интересам борются за власть, не способствует стабильности и росту.

Перевод с английского Артема Рыхлова

Эта статья была опубликована на сайте Russia & India Report


Демократия — это дохлая кошка, которую Запад хочет продать за хорошие деньги. Не так ли? По словам одного из величайших стратегов 20-го века, лидера Сингапура Ли Куан Ю, это более или менее справедливо: “избыток демократии создает условия недисциплинированности и неорганизованности, что препятствует развитию.”

<figcaption>На русской почве западные ценности порой приобретают уродливый характер</figcaption>
На русской почве западные ценности порой приобретают уродливый характер

Запад рассматривает демократию как религию. Эта форма правления настолько священна, что Запад готов вбомбить другие страны в каменный век, дабы посеять там семена демократии. Но с точки зрения Ли, “демократические процедуры не несут никакой подлинной ценности. Главное - иметь хорошее правительство”. Лидер Сингапура считал, что правительство обязано в первую очередь создавать “стабильное и упорядоченное общество”, где “о людях хорошо заботятся, где они имеют еду, жилье, работу, медицинское обслуживание”.

Ли пришел к выводу: “Демократия это один из способов достижения цели. Но если недемократические виды правления в большей степени способствуют достижению результата, то я против демократии. Нет ничего аморального в выборе подходящего вида правления”.

Построение нации задача не из легких.

Во время митинга в 1980 году Ли рассказал, что потребовалось для превращения маленькой, грязной колониальной торговой площадки в одну из богатейших наций в мире. “Тот, кто управляет Сингапуром должен всегда оставаться непоколебимым или отойти в сторону! Это не игра в карты! Это ваша и моя жизнь! Я потратил всю жизнь строя эту страну. И пока я здесь главный, никому не позволено ее разрушить.”

Дела Ли не расходились со словами. Под его управлением Сингапур стал де-факто однопартийным государством. Он запретил инакомыслие, обуздал свободу слова, ввел телесные наказания и даже запретил жевательную резинку. Был ли он тираном? Великодушный диктатор более подходящее определение. Сингапурцы по-настоящему любили его за рост их жизненного уровня и, что более важно, престижа страны.

Ли трудился в этой должности с 1959 по 1990 годы, в течение которых страна пережила период выдающегося экономического роста и диверсификации экономики. Когда он занял пост премьер министра, годовой доход на душу населения был 400 долларов США, а сегодня он оценивается в 56000 долларов США.

Демократия может привести страну к упадку. Лучше всего это иллюстрирует случай с Индией. Книга “Сингапурское чудо: Ли Куан Ю” включает главу посвященную Индии. В книге Ли говорит своем деловом стиле: “Индия потратила десятилетия на государственное планирование и управление. Но это только затянуло ее в трясину бюрократии и коррупции. Децентрализованная система позволила бы таким центрам как Бангалор и Бомбей расти и процветать... Индия - это страна несбывшегося величия. Ее недоиспользованный потенциал пролежал под паром”.

По мнению Ли, существуют ограничения в конституционном строе и политической системе Индии, которые не позволяют ей быстро развиваться. “Независимо от того, что захочет сделать политическое руководство, оно должно пройти через очень сложную систему согласований в центре, а затем еще более сложные системы в разных штатах... Индийцы будут развиваться в темпе, заданном их конституцией, их этническим составом, их предпочтениями на выборах. В результате этих условий создается коалиционное правительство, при котором процесс принятия решений очень громоздок. Кроме того, популизм делает индийскую политику менее последовательной, вызывает постоянные перестановки в правящих партиях.”

Российский лидер

Если бы Сингапур избрал демократический путь, был бы он погружен в хаос как Индия? Был бы он менее процветающим? За ответами обратимся к России. Посмотрим, как она экспериментировала с необузданной демократией, а затем пришла к сильной централизованной власти при президенте Владимире Путине.

Когда демократия пришла в Россию после краха коммунизма в 1991 году, это дало всем неограниченную свободу. Страна попала под власть криминальных сообществ, олигархов и разных авантюристов. Экономика под дистанционным управлением МВФ ушла в свободное падение без дна.

В точки зрения Запада, “Бог был на своих небесах, и все в мире происходило правильно.” Страдания русского народа не имели значения для них. Наоборот, фотографии когда-то гордых ветеранов, вынужденных продавать свои награды за буханку хлеба, с удовольствием печатали ведущие журналы – «Тайм», «Ньюсуик» и «Экономист».

Если бы Москва продолжила идти по этому пути, страна была бы уничтожена. Сердце российской промышленности было бы разорвано. Ее флот ржавел бы в своих портах. Ее могучие ракетные войска пришли бы негодность в своих бункерах.

Но тут пришел Путин. Его приход был драматичным. Российский фондовый рынок подпрыгнул на 17 процентов в тот день, когда Путин вступил в должность премьер министра в 1999 году.

За первый период правления Путина в 1999-2008 годы российская экономика показала среднегодовой рост в 7%. В этот период промышленность выросла на 75%, а реальные доходы населения более чем в два раза. Ежемесячное жалование обывателя возросло от 80 до почти 600 долларов США. МВФ работал сверхурочно для уничтожения российских государственных корпораций и банков, но даже он признает, что российский средний класс вырос с 8 до 55 миллионов с 2000 по 2006 год. Число семей, живущих за чертой бедности сократилось с 30 процентов в 2000 году до 14 процентов в 2008 году.

Как же Путин этого достиг? Во-первых, он отверг представление об универсальности западной демократия и западных ценностей. Это именно то, что Ли сделал в Сингапуре. Как любил говорить премьер министр Сингапура, “я не верю, что другим странам можно навязать стандарты, которые чужды им и совершенно не связаны с их прошлым”. По его мнению, “просить Китай стать демократией, хотя за свои 5000 лет письменной истории тот никогда не считал людей”, было целиком и полностью самонадеянным.

В западной демократии партия или кандидат получающий большинство голосов становится победителем. Такая система может казаться справедливой, но в реальности дает ужасные результаты. К примеру, много кандидатов могут разделить голоса так, что совершенно непопулярный кандидат просочится к власти. Так произошло в Индии, где партия Индийский национальный конгресс правила на протяжении более чем шести десятилетий, не имея большинства голосов. В демократии западного типа США не смогли предотвратить кражу голосов на президентских выборах 2000 года. Эл Гор получил больше голосов чем Джордж Буш, но все равно проиграл, что привело к войне в Ираке в 2003 году.

Путин отверг эти формы клептократии, экспортируемые Западом. “Нам очень не хотелось бы, чтобы у нас была такая же демократия, как в Ираке” - сказал он в Санкт-Петербурге в 2006 году.

В 2012 году, выиграв свои третьи выборы, Путин проводит жесткий курс в отношении непокорных инакомыслящих. Например, участницы группы Pussy Riot были заключены в тюрьму за исполнение непристойных танцев в церкви. НПО, получающие деньги из иностранных источников, были по закону обязаны регистрироваться в качестве иностранных агентов. “Прямое или косвенное внешнее вмешательство в наши внутренние политические процессы неприемлемо”, - сказал он. “Деятель, который за свою политическую деятельность получает деньги из-за границы и обслуживает тем самым наверняка чужие национальные интересы, не может быть политиком в Российской Федерации. ”

И Путин, и Ли исповедуют похожие взгляды на то, какое количество демократии необходимо. А какое создает переломный момент, когда демократия приводит к хаосу. Как и Ли, Путин не оправдывается за свои действия. В своей речи в Кремле Путин заявил, что Россия будет следовать собственному представлению о демократии и не принимать в расчет любые “стандарты навязанные извне”.

Ли выступил против несовершенной демократической политической системы во время интервью в 1999 году: “Моя точка зрения заключается в том, что предпочтения людей имеют значение, но я не определяю предпочтения людей просто как мнение большинства. Народ, как мне видится, включает в себя и будущие поколения. Правительства несут за это особую ответственность. Они должны противостоять популистскому давлению, требующему налоговых льгот и увеличения социальных расходов. То есть мер, подрывающих перспективы будущих поколений. Возможно мы должны определить демократию как правительство, избранное народом, включая современное и будущие поколения.”

Путина и Ли ведет национальное чувство. В отличии от них, политика первого премьер министра Индии Джавахарлала Неру была совершенно бредовой. Вместо восстановления промышленности и повышения уровня жизни, Неру тратил свое время и энергию на химеру мира во всем мире. В наши дни он известен как “разрушитель современной Индии”. В отличие от Ли, Неру проглотил все, что советовала его бывшая метрополия. Он навязал западную демократию бедной и разделенной стране, приведшей к хаосу, замедлению экономического роста и многочисленным кастовым и религиозным конфликтам.

Лидер, отстаивающий интересы своей страны, не обязательно тиран. Западная марионетка генерал Аугусто Пиночет был тираном. Он убил тысячи чилийцев. С другой стороны, Ли и Путин строители нации. Из-за резкого экономического роста России, Китая, Сингапура и других стран Юго-Восточной Азии, развивающиеся страны считают авторитарное процветание, а не демократию, наиболее жизнеспособным вариантом системы управления. Это является еще одним примером отторжения западных идей в развивающемся мире.

Около 2300 лет назад древний основатель Индийского государства Чанакья сказал в трактате Артхашастра (Экономика): “первейшая обязанность правителя - содержать свой народ счастливым и довольным. Народ его самый большой актив, как и источник опасности. Он не будет поддерживать слабого правителя.”

Ну что же, Ли и Путин согласны с этим.

 

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.