Пока русские и американцы спокойно общаются друг с другом, никакой "холодной войны" не будет

США стали отставать в деле подготовки кадров специалистов по России, способных понимать страну изнутри и заводить контакты на человеческом уровне. 

 


Мэтью Роджански - директор Института Кеннана в Уилсоновском центре (г.) Вашингтон. Рэйчел С. Залцман -  докторант в области российских и евразийских исследований Школы перспективных международных исследований Университета Джона Хопкинса.

Статья была опубликована на сайте Carnegie Forum. Перевод Кристины Шумиловой


<figcaption>Обмен семейными фотографиями в соц.сетях - своего рода профилактика от "холодной войны"</figcaption>
Обмен семейными фотографиями в соц.сетях - своего рода профилактика от "холодной войны"

Из-за продолжающегося кризиса в Украине в моду вошли разговоры о «новой холодной войне». Даже эксперты, изучавшие Советский Союз и Россию со времен кошмаров взаимного гарантированного уничтожения и разрядки до падения коммунизма, теперь говорят, что пройдут десятилетия, прежде чем между Россией и Западом возобновятся "нормальные" отношения. Мы же так не считаем.

Разговоры о "новой холодной войне" ведутся в таком ключе: вторжение Владимира Путина на Украину явилось непростительным нарушением европейской безопасности и международного права, которое теперь будет отравлять отношения с Соединенными Штатами и Европой до такой степени, что о надеждах на сближение можно будет забыть. Путин сам решил относиться презрительно к западным ценностям, а антиамериканизм сделал центром официальной идеологии своего режима. Кроме того, он успешно промывает мозги молодому поколению россиян. В обозримом будущем, лучшее, на что можно рассчитывать – это достижение ограниченных соглашений по таким вопросам, как контроль над вооружениями. И то только из-за понимания, что без них, мы рискуем уничтожить друг друга, а, значит, и весь мир. А это возвращение к правилам игры « холодной войны» и разрядки.

Действительно, отношения между Россией и Западом стали достаточно напряженными, и источником этого напряжения является катастрофическая ситуация на Украине, которая в ближайшее время не изменится. Но мы считаем, что разговоры о "новой холодной войне" исходят из неправильного понимания и России, и Запада. Оособенно, когда речь идет о том поколении, которое пришло после распада Советского Союза и окончания настоящей  «холодной войны».

Являясь представителями того поколения Соединенных Штатов, которое имеет и опыт многолетнего изучения России, и работы и жизни там, мы исходим из того, что неверно смотреть на текущий конфликт через призму предыдущего. Определение конфликта как "новая холодная война» пришло слишком рано. На данный момент такая дефиниция не подходит.

В геополитическом плане, существуют четкие различия между нынешним конфликтом и «холодной войной»: отсутствие глобального идеологического измерения в конфликте; напряженность на пост-советском пространстве, но не в других регионах мира; и намного большая, относительная мощность незападных государств (Китай, Индия, Бразилия и другие), которые до сих пор отказываются принимать чью-либо сторону. Многие считают, что такие различия не исключают возобновления отношений типа «холодной войны» между Соединенными Штатами и Россией с соответствующими последствиями для Европы и других регионов.

Тем не менее, современную ситуацию от конфликта, который существовал во второй половине ХХ века, отличает следующее: широкое развитие человеческих связей между странами. И именно поэтому положение не может быть названо новой «холодной войной».

Несмотря на  взаимную враждебность и недоверие  между Востоком и Западом, русские и американцы в большинстве случаев  могут спокойно ездить друг к другу, свободно общаться и вести рабочий взаимно уважительный диалог. Во время недавних визитов в Москву, каждый из нас обнаружил и российских экспертов на всех уровнях, открытых для участия в сотрудничестве; и представителей молодого поколения, способных дать полезный и глубокий анализ событий в России, Украине и отношений России с Западом.

Имейте в виду: "полезный и глубокий" не означает "про-западный". Как и в других странах мира, отношения к Западу среди подрастающего поколения российских экспертов имеет целый спектр оттенков. Но они являются профессиональными, умными и готовы сотрудничать с американцами, даже если это участие не приносит немедленного согласия. Они также  (пока)  готовы говорить открыто и "под запись", не опасаясь последствий. А вот во времена "холодной войны"  даже бытовой разговор с иностранцем был чреват неприятностями.

Благодаря Интернету и международной связи, наше общение будет и дальше продолжаться с легкостью, о которой во времена «холодной войны» никто и мечтать не мог. Через социальные СМИ мы обмениваемся сообщениями с российскими друзьями и коллегами ежедневно, а иногда и ежечасно. Мы следим за  днями рождения друг друга, фотографиями детей и семейных отпусков. Наши отношения с нашими российскими коллегами в тысячу раз глубже и сложнее, чем у предыдущего поколения.

И это хорошо, потому что вселяет уверенность, что напряженность в отношениях будет  менее глубокой и не такой долгой. Правда,  никакого влияния на официальное мнение или политику Москвы и Вашингтона такое положение дел не оказывает.

Соединенные Штаты, к сожалению, менее хорошо подготовлены к такой ситуации, чем  им следовало бы. Как ни странно, после окончания  холодной войны, количество государственных программ со стороны США для поддержки интересующихся Россией американцев, желающих ее посетить, уменьшилось. В результате, отголоски «холодной войны» до конца никуда не делись.

Важно по новому осознать важность подготовки американских специалистов по России. Без этого, человеческие связи, которые оказались так важны и для нас, и для российских коллег, просто-напросто атрофируются и исчезнут. И вот тогда мы, действительно, снова можем оказаться на пороге новой "холодной войны".


Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.