Взгляд на большую стратегию глобальной гегемонии США

700 млрд долл. в год военных расходов, более 700 военных баз за рубежом, огромный и мощный флот, беспрецедентные военно-воздушные силы, военные альянсы, дроны, и постоянные "вмешательства" во всем мире — все это и есть США. 


Отец-основатель геополитики, сэр Хэлфорд Макиндер, писал сто лет назад, что ключом к глобальному доминированию является контроль над Евразией.

Британцы контролировали мир, властвуя над морями. Они окружили «мировой остров» (Африка, Азия и Европа) и, таким образом, им удавалось сдерживать сухопутную мощь России и Китая, которые в то время были не в состоянии развивать свои огромные территории.

<figcaption>Гегемонии США приходит конец?</figcaption>
Гегемонии США приходит конец?

США унаследовали эту роль у Британии после Второй мировой войны. Западная Европа и Япония, наряду с военными базами, последовали морской модели Великобритании и обеспечили "сдерживание" Евразийской суши.

Но все изменилось. В геополитической борьбе морского владычества против  сухопутной силы,   сухопутная мощь будет формировать XXI век.

Альфред Маккой бросает взгляд на военные базы Вашингтона, которые распространились в постсоветскую эпоху, конфликты, спровоцированные США, и их внешнюю политику, и приходит к выводу, что попытки США "сдерживать" " срединные земли" Евразии  [по терминологии Маккиндера] никогда не прекращались.

Тем не менее, нынешние вашингтонские внешнеполитические аналитики игнорируют важность географического фактора и продолжают считать, что американская военная, экономическая и культурная мощь будет гарантировать то, что США и в будущем останутся единственной доминирующей мировой державой.

Маккой представляет длинный список осторожных шагов Пекина, направленных на объединение «мирового острова», разрушение большой стратегии мирового господства США, и  переводу мира на новый курс в этом веке.

На фоне явного крушения американской гегемонии и тектонического сдвига мировой мощи  к Китаю, Альфред В. Маккой призывает вернуться к основам геополитики для того, чтобы понять, почему география зачастую предопределяет судьбу.

Альфред В. Маккой - профессор истории в университете Висконсина-Мэдисона. Он специализируется на Юго-Восточной Азии и является автором многочисленных работ об этом регионе.

Это отрывок из более длинной статьи, которая изначально появилась в его блоге TomDispatch. Перевод первой части был опубликован в Russia Insider 17.06.2015.  Вторая часть вышла 18.06. 2015. Третья часть появилась 24.06.2015.  Перевод с английского Татьяны Югай.

 

.Отобрав осевые концы мирового острова у нацистской Германии и императорской Японии в 1945 году, Соединенные Штаты в течение последующих 70 лет полагались на все утолщающиеся слои военной мощи для сдерживания Китая и России в Евразийской сердцевине. Если отвлечься от идеологической маскировки, большая стратегия Вашингтона антикоммунистического «сдерживания» времен «холодной войны» была ничем иным как процессом имперского наследования. На смену опустошенной Великобритании пришел  морской «маргинал», но стратегические реалии остались по существу теми же самыми.

Действительно, в 1943 году, за два года до окончания Второй Мировой войны, стареющий Макиндер опубликовал свою последнюю статью "Круглый Мир и завоевание мира" во влиятельном журнале США Foreign Affairs. Он напомнил американцам, стремившимся к «большой стратегии» для беспрецедентного планетарного господства, что даже их "мечта о глобальных военно-воздушных силах" не изменит геополитические основы. "Если Советский Союз выйдет из этой войны, как завоеватель Германии", предупредил он, - он должен быть признан величайшей сухопутной державой на планете," контролирующей  " самую большую природную крепость на земле".

Когда дело дошло до создания  нового послевоенного  Pax Americana, первым и основополагающим фактором для сдерживания советской сухопутной мощи стал ВМС США. Их флот пришел, чтобы окружить Евразийский континент, дополняя, а затем вытесняя британский военно-морской флот. Шестой флот был размещен в Неаполе в 1946 году для контроля над Атлантическим океаном и Средиземным морем; Седьмой флот в Субик-Бей, Филиппины, в 1947 году, для контроля над западной частью Тихого океана и Пятый флот находится в Бахрейне в Персидском заливе с 1995 года.

Далее, американские дипломаты создали дополнительные слои окружающих военных союзов - Организацию Североатлантического договора (1949 г.), Организацию центрального договора (1955), Организацию Договора Юго-Восточной Азии (1954), и Американо-японский договор о безопасности (1951).

К 1955 году, США также развернули глобальную сеть из 450 военных баз в 36 странах, направленных, в значительной части, на сдерживание китайско-советского блока за железным занавесом, что удивительно совпадало  с «римлендами» («Дуговые земли») Макиндера вокруг Евразийской суши. К концу холодной войны в 1990 году, окружение и сдерживание коммунистического Китая и России требовало содержания 700 зарубежных баз, ВВС с 1763 истребителями, обширного ядерного арсенала, более 1000 баллистических ракет, и военно-морскоого флота из 600 судов, в том числе 15 групп атомных авианосцев, связанных единственной в мире глобальной системой спутниковой связи.

Именно в этом контексте Збигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности президента Джимми Картера, развернул свою стратегию, направленную на поражение Советского Союза, с чисто геополитической хитростью, которую мало понимают даже сегодня. В 1979 году, Бжезинский, деклассированный польский аристократ, однозначно настроенный на геополитические реалии родного континента, убедил Картер начать операцию Циклон, финансирование которого достигло 500 млн. долл. в год к концу 1980-х годов. Его цель - мобилизовать мусульманских боевиков атаковать Среднюю Азию, мягкое подбрюшье Советского Союза, и вбить клин радикального ислама вглубь советской сердцевины. Планировалось одновременно нанести деморализующее поражение советской армии в Афганистане и освободить "Римлэнд" Восточной Европы от влияния Москвы. "Мы не заставляли русских вмешиваться [в Афганистане]", говорил Бжезинский в 1998 году, объясняя свое мастерский геополитический ход в этой Большой Игре времен «холодной войны, - но мы сознательно увеличивали вероятность этого … Эта секретная операция была отличной идеей. Ее целью было заманить русских в афганскую ловушку".

Отвечая на вопрос о наследии этой операции, которая привела к созданию воинствующего ислама враждебного США, Бжезинский, который изучал и часто цитировал Макиндера, был хладнокровно непримирим. "Что является более важным для истории мира?" спросил он. "Талибан или крах Советской империи? Какие-то заварушки у мусульман или освобождение Центральной Европы и конец «холодной войны?».

Тем не менее, даже потрясающая победа Америки в «холодной войне» с распадом Советского Союза не привели к трансформации геополитических основ мирового острова. В результате, после падения Берлинской стены в 1989 году, первое в новой эре зарубежное вторжение Вашингтона, было связано с попыткой восстановления доминирующего положения в Персидском заливе, используя  в качестве предлога оккупацию Саддамом Хусейном Кувейта.

В 2003 году, когда США вторглись в Ирак, историк империй Пол Кеннеди обратился к трактату Макиндера столетней давности , чтобы объяснить это, казалось бы необъяснимый несчастный случай. "Прямо сейчас, когда сотни тысяч американских солдат находятся в евразийском «римленде»," - писал Кеннеди в Guardian, - это похоже на то, что Вашингтон всерьез воспринял предписание Макиндера обеспечить контроль над "географической осью истории". Если интерпретировать эти замечания в широком смысле, внезапное распространение американских баз по всему Афганистану и Ираку следует рассматривать как еще одну имперскую заявку на ключевую позицию на краю евразийской сердцевины, наподобие тех старых британских колониальных фортов вдоль северо-западной границы Индии.

В последующие годы Вашингтон пытался заменить некоторые из его неэффективных «сапог на земле» беспилотными летательными аппаратами в воздухе. К 2011 году, ВВС и ЦРУ окружили евразийскую сушу 60 базами для базирования армады дронов. К тому времени, рабочая лошадка  Reaper, вооруженная ракетами Hellfire и бомбами GBU-30, имела диапазон в 1150 миль, это означало, что с этих баз она сможет поражать цели практически в любом месте в Африке и Азии.

Примечательно, что базы для беспилотников усыпали морские побережья вокруг мирового острова: Сигонелла в Сицилии, Исерлик в Турции, Джибути на берегу Красного моря, Катар и Абу-Даби на берегу Персидского залива, Сейшельские острова в Индийском океане, Джелалабад, Хост, Кандагар и Шинданд в Афганистане; Замбоанг на Филиппинах и авиабаза Андерсен на острове Гуам в Тихом океане и многие другие. Для патрулирования этой обширной периферии Пентагон потратил 10 млрд. долл. на строительство армады из 99 беспилотников Global Hawk, оборудованных камерами с высоким разрешением, способными осуществлять наблюдение над всей землей в радиусе ста миль, электронными датчиками, которые могут сканировать коммуникации, и эффективными двигателями, приспособленными к 35 часам непрерывного полета на расстояние 8700 миль. 


Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.

Добавить комментарий