Геополитика для чайников: Борьба за евразийский ключ к господству над миром

Несмотря на огромные технологические достижения, спутники, современное оружие, а также супер-быстрые возможности транспортировки, география остается ключевым фактором формирования глобальной власти. В геополитической борьбе морского владычества против  сухопутной силы,   сухопутная мощь будет формировать XXI век. 


Отец-основатель геополитики, сэр Хэлфорд Макиндер, писал сто лет назад, что ключом к глобальному доминированию является контроль над Евразией.

Британцы контролировали мир, властвуя над морями. Они окружили «мировой остров» (Африка, Азия и Европа) и, таким образом, им удавалось сдерживать сухопутную мощь России и Китая, которые в то время были не в состоянии развивать свои огромные территории.

<figcaption>Геополитика - вот настоящая политика наших дней</figcaption>
Геополитика - вот настоящая политика наших дней

США унаследовали эту роль у Британии после Второй мировой войны. Западная Европа и Япония, наряду с военными базами, последовали морской модели Великобритании и обеспечили "сдерживание" Евразийской суши.

Но все изменилось. В геополитической борьбе морского владычества против  сухопутной силы,   сухопутная мощь будет формировать XXI век.

Альфред Маккой бросает взгляд на военные базы Вашингтона, которые распространились в постсоветскую эпоху, конфликты, спровоцированные США, и их внешнюю политику, и приходит к выводу, что попытки США "сдерживать" " срединные земли" Евразии, [«Хартленд», по терминологии Маккиндера] никогда не прекращались.

Тем не менее, нынешние вашингтонские внешнеполитические аналитики игнорируют важность географического фактора и продолжают считать, что американская военная, экономическая и культурная мощь будет гарантировать то, что США и в будущем останутся единственной доминирующей мировой державой.

Маккой представляет длинный список осторожных шагов Пекина, направленных на объединение «мирового острова», разрушение большой стратегии мирового господства США, и  переводу мира на новый курс в этом веке.

На фоне явного крушения американской гегемонии и тектонического сдвига мировой мощи  к Китаю, Альфред В. Маккой призывает вернуться к основам геополитики для того, чтобы понять, почему география зачастую предопределяет судьбу.

Альфред В. Маккой - профессор истории в университете Висконсина-Мэдисона. Он специализируется на Юго-Восточной Азии и является автором многочисленных работ об этом регионе.

Это отрывок из более длинной статьи, которая изначально появилась в его блоге TomDispatch. Перевод с английского Татьяны Югай

Часть 1 из 4.

Даже для величайших империй география часто является судьбой. Однако политические и внешнеполитические элиты Америки и специалисты по  национальной безопасности продолжают игнорировать основы геополитики, которые формировали судьбы империй в течение последних 500 лет. Следовательно, они недооценили значимость быстрых глобальных изменений в Евразии, которые начинают подрывать общую стратегию мирового господства, которую Вашингтон применяет последние семь десятилетий.

Анализ так называемой инсайдерской "мудрости" Вашингтона демонстрирует мировоззрение потрясающей ограниченности. Возьмем, к примеру, Гарвардского политолога Джозефа Ная-младшего, известного своей концепцией "мягкой силы".  Он предлагает простой перечень мер, благодаря которым, по его мнению, американская военная, экономическая и культурная мощь останется единственной и превосходящей. На этом основании он делает вывод о том, что не существует никакой силы, внутренней или глобальной, которая способна затмить будущее Америки как ведущей мировой державы.

Тем, кто  указывает на бурно развивающуюся экономику Китая и провозглашает начало "китайского века", Най предлагает свой черный список: Китаю "потребуются десятилетия, чтобы догнать (если это вообще произойдет )" Америку по уровню доходов на душу населения; Китай близоруко "сосредоточил политику на своем регионе" и "не создал сколько-нибудь значительный потенциал для глобального проецирования силы". Най заявляет, что Китай занимает "невыгодное геополитическое положение во внутреннем азиатском балансе сил по сравнению с Америкой".

Если профессор Най описывает мощь, используя количественный метод, бывший госсекретарь Генри Киссинджер в своем последнем сочинении, скромно озаглавленном «Мировой порядок» и превознесенном в рецензиях, как некое откровение, использует ницшеанскую перспективу.

Вечный Киссинджер изображает мировую политику как пластичную и сильно подверженную влиянию великих лидеров с их стремлением к власти.  По этим меркам, в лучших традициях мэтров европейской дипломатии Шарля де Талейрана и князя Меттерниха, Президент Теодор Рузвельт был смелым провидцем, который продвигал "Американскую роль в регулировании Азиатско-Тихоокеанского равновесия". С другой стороны, идеалистическая мечта Вудро Вильсона о национальном самоопределении сделала его геополитически некомпетентным, а Франклин Рузвельт был слеп к  жёсткой "глобальной стратегии" советского диктатора Иосифа Сталина.

В отличие от них, Гарри Трумэн  преодолел национальную амбивалентность и направил "Америку к формированию нового международного порядка", т. е. политике которой мудро следовали 12 последующих президентов.

Самым "смелым" из них, как настаивает Киссинджер, был Джордж Буш, чье решительное  заявление о «трансформации Ирака, одного из самых репрессивных государств Ближнего Востока, в многопартийную демократию", было бы исполнено, если бы не "беспощадная" подрывная деятельность Сирии и Ирана. В подобном подходе не остается места для геополитики; только смелое видение «государственных мужей» и королей действительно имеет значение.

И, возможно, это утешительная перспектива для Вашингтона в момент явного крушения американской гегемонии и тектонического сдвига в мировой мощи.

Имея подобных вашингтонских провидцев, показавших себя поразительно тупыми в области геополитической мощи, возможно, пришло время  вернуться к основам геополитики. Это означает обращение к основополагающему тексту современной геополитики, который остается незаменимым руководством, хотя и был опубликован в малоизвестном британском географическом журнале более века назад.

 

Сэр Хэлфорд изобретает геополитику

Холодным  лондонским вечером января 1904 года сэр Хэлфорд Макиндер, директор Лондонской школы экономики, "очаровал" аудиторию в Королевского географического общества на Сэвил-Роу докладом под смелым названием "Географическая ось истории». Этот доклад представил, по словам президента общества, "блестящее описание …, с которым мало, что может сравниться [из сказанного] в этом зале".

Макиндер утверждал, что будущее глобальной власти заключается не в том, что воображает большинство британцев, не в контроле над глобальными морскими путями, но в контроле над огромной массой земли, которую он назвал "Евро-Азия".

Концепция Маккиндера «Мировой остров», из географического журнала (1904)
Концепция Маккиндера «Мировой остров», из географического журнала (1904)

На его новой карте Африка, Азия и Европа изображены не в виде трех отдельных континентов, а как единая суша, настоящий "мировой остров". Его широкая, глубокая "сердцевина" - 4000 миль от Персидского залива до Сибирского моря - была настолько огромной, что могла контролироваться только с «римленда» («Дуговая земля») в Восточной Европе или с морского "предела" в окружающих морях.

"Открытие дороги к Индиям через Мыс Доброй Надежды" в шестнадцатом веке, писал Макиндер, "обеспечило христианский мир самой широкой мобильностью власти… опоясав ее влиянием  Евро-Азиатскую сухопутную мощь, которая до сих пор угрожала самому ее существованию". Эта большая подвижность, как объяснил он позже, дала мореходам Европы "четырехсотлетнее превосходство над землепроходцами Африки и Азии".

Тем не менее, "сердцевина" этой обширной территории,  «стержневая территория», простирающаяся от Персидского залива до китайской Янцзы, оставалась не менее, чем Архимедовым рычагом для будущей мировой державы. «Кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом. Кто контролирует Мировой остров, тот командует миром», резюмирует ситуацию Макиндер. За пределами огромной массы этого мирового острова, который составляет почти 60% площади суши Земли, находится менее значительное полушарие, покрытое широкими океанами и несколькими отдаленными "мелкими островами". Конечно, он имел в виду Австралию и Америки.

Для старшего поколения, открытие Суэцкого канала и появление парового судоходства  "увеличило мобильность морской силы [относительно] сухопутной силы". Но будущие железные дороги могли бы "совершить еще большее чудо в степи, " утверждал Макиндер, снизив издержки морской транспортировки и сместив локус геополитической мощи вглубь суши.

В свое время, "осевое государство" Россия могло бы в союзе с другой державой такой, как Германия, расшириться "до окраинных земель Евро-Азии," что позволило бы "использовать обширные континентальные ресурсы для строительства флота", и затем глазам нашим предстала бы мировая империя".

После лекции в Королевском географическом обществе состоялась научная дискуссия. Известный военный аналитик Спенсер Уилкинсон, не был убежден в "современной экспансии России", настаивая на том, что британская и японская военно-морские силы будут продолжать историческую функцию поддержания "баланса между разделенными силами ... на континентальной территории".

Макиндер парировал: "Моя цель состоит не в предсказании большого будущего для той или иной страны, а в том, чтобы предложить  географическую формулу, в которую вы могли бы включить любой политический баланс". Вместо объяснения конкретных событий Макиндер стремился создать общую теорию причинно-следственной связи между географией и мировой державой. "Будущее мира", - настаивал он, - "зависит от поддержания баланса сил" между морскими державами, такими как Великобритания или Япония, которые действуют на  морском пределе, и "экспансионистскими внутренними силами» в Евро-Азиатской сердцевине, которые они намереваются сдерживать».

Макиндер не только озвучил мировоззрение, оказавшее влияние на внешнюю политику Великобритании в течение нескольких последующих десятилетий, но и создал современную науку "геополитика". Учение о том, как география может, при определенных обстоятельствах, формировать судьбы целых народов, наций и империй.

Сэр Х. Маккиндер предложил исключительно точный инструмент для понимания зачастую  неясной геополитики,  провоцирующей крупные мировые конфликты - две мировые войны, холодную войну, азиатские войны США (в Корее и Вьетнаме), две войны в Персидском заливе и даже бесконечное умиротворение Афганистана. Сегодня вопрос стоит так: как сэр Хэлфорд может помочь нам в понимании не только прошлых веков, но и будущего полувека?


Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.

Добавить комментарий