Экс-министр иностранных дел РФ размечтался о смене режима на Родине. В американской газете "Нью-Йорк таймс"

По статье первого "ельцинского" министра иностранных дел России Андрея Козырева в ведущей американской русофобской газете "Нью-Йорк таймс"  можно обучаться азам пропагандистского мастерства на несведущую качественную аудиторию


Статья была опубликована на сайте The New York Times


Забытое имя первого министра иностранных дел РФ Андрея Козырева (занимал этот пост с 1990 по 1996 год) вновь оказалось на слуху совсем недавно. В редком некрологе памяти Евгения Максимовича Примакова ему не ставилось в заслугу то, что сменив Козырева на этом посту, он восстановил самостоятельность России в международных делах.

<figcaption>Борис Ельцин и Андрей Козырев - творцы российской внешней политики в "лихие 90-е"</figcaption>
Борис Ельцин и Андрей Козырев - творцы российской внешней политики в "лихие 90-е"

Тому, что интересы Америки были для него тождественны интересам России, есть множество свидетельств. В частности, Строуб Тэлботт, архитектор политики США в отношении России и Восточной Европы в администрации Билла Клинтона, в своих мемуарах под названием «Билл и Борис» описывает эпизоды, когда Козырев согласовывал с американцами переговорные позиции России накануне переговоров с ними же. А уступок от американцев министр иностранных дел РФ нередко добивался таким образом: мол, если вы не уступите, то меня снимут, и вы останетесь без друга в Москве. Стоит ли удивляться, что замена Козырева на Примакова в США восприняли с крайним недовольством.

После смерти Евгения Максимовича не прошло и 40 дней, как имя Андрея Владимировича снова всплыло в печати. На этот раз в ведущей американской газете «Нью-Йорк таймс».

Почти к каждому абзацу его колонки можно предъявить претензии, в том числе и чисто фактические, но мы не будем этого делать. Статья интересна не своим содержанием, а скорее тем, что может стать предметом разбора в учебниках по пропаганде.

Во-первых, автор говорит ровно то, что влиятельным американским русофобам сейчас хочется слышать. Во-вторых, его слова освящены былой должностью. О том, что в России к членам первого ельцинского правительства относятся хуже, чем к самым последним маргиналам, «Нью-Йорк таймс», естественно, не упоминает. Более того, главная американская газета, предоставляя трибуну автору, никого и ничего в России не представляющему, создает у своей несведущей в русских делах публики впечатление, что именно его устами глаголет русский народ.

Классика пропагандистского жанра, одним словом!

А о содержании судите сами:

Грядущая смена режима в России

Андрей В. Козырев

Когда президента Владимира В. Путина на Cанкт-Петербургском экономическом форуме спросили относительно российской интервенции на Украине, он с горечью отозвался об Америке и Европе. «Они поджали нас к такой черте, за которую дальше мы не можем отступить",- сказал он.
В этом ответе было нечто большее, чем обычное политиканство и перекладывание вины. Его ответ обнажил как согласованную антизападную стратегию, в соответствие с которой Запад рассматривается как враг, так и политику «балансирования» на грани. Скрытый смысл заключался в том, что если Запад будет вести себя плохо, с точки зрения Кремля, это может вызвать решительный ответ, возможно, даже ядерный.
В апреле, после разговора с людьми, близкими к г-ну Путину, Грэм Аллисон, директор Белферовского центра по науке и международным делам Школы им. Кеннеди Гарвардского университета, и Дмитрий Саймс, президент Центра национальных интересов, предупредили о растущем риске ядерной войны. Но они предложили прямо противоположное объяснение.
"Когда Советские Союз развалился в 1991 году, Россия оказалась на коленях, - писали они. – Но с тех пор, как к власти в 1999 году пришел Владимир Путин, он привел Россию к возрождению ощущения себя великой державой».
Эти две линии в кремлевской интерпретации окружающего мира – возрождение, с одной стороны, и враждебное окружение, с другой – были сконструированы для того, чтобы воззвать к чувствам русских людей и одновременно оправдать пятнадцатилетнее авторитарное правление. Но обе эти линии весьма сомнительны. Россияне восстали против советского авторитаризма. Первый – и последний - всенародно и честно избранный президент, Борис Н. Ельцин, получил мандат на то, чтобы следовать истинному национальному интересу, заключающемуся в том, чтобы догнать передовой, демократический Запад.
Ситуация на Украине сегодня, после народного восстания против коррумпированного авторитарного режима, напоминает тогдашнюю Россию. Каким бы трудным не был переход к свободе, дико говорить, что люди, пошедшие этим путем, «стоят на коленях». Стояла ли на коленях Америка во времена правления короля Георга III накануне начала Войны за независимость?

Трагически для России, с середины 1990-х годов олигархическая бюрократия монополизировала экспорт нефти и газа и использовала прибыли для покупки предметов роскоши и домов на Западе. А остальное население осталось под контролем аппарата государственной безопасности кагэбистского типа и пропагандистской машины.
Больной г-н Ельцин допустил это отступление. А г-н Путин его возглавил. На протяжении десятилетия растущая цена на нефть обеспечивала быстрый рост и камуфлировала ущербность, присущую этому режиму. На самом же деле, российское правительство просто не совместимо с реформами, необходимыми для устойчивого экономического развития, для которого нужна либерализация и конкурентоспособность.
Когда нефтяные сверхприбыли иссякли, жизнь взяла свое. И вот теперь народ по-настоящему оказался на коленях – перед лидером, которого нельзя сменить, и как заложник капризных цен на нефть и ненасытного военно-промышленного комплекса. Братоубийственная война на Украине, безнаказанность диктатора Чечни Рамзана А. Кадырова, возобновившаяся изоляция от Запада и зависимость Кремля от финансов Китая как последнего прибежища – все это удары по национальной гордости и безопасности.
На том же самом форуме, где г-н Путин рассуждал о последней линии обороны, его друг и бывший министр финансов Алексей Л. Кудрин предложил провести досрочные президентские выборы ради получения мандата на проведение давно назревших экономических реформ. Этот голос представителя правящей элиты есть лишь эхо нарастающего недовольства в ее недрах. Рано или поздно экономические трудности разбудят и народ.
Только в этом году реальный доход россиян сократился на 3% (6.4% по сравнению с тем же периодом прошлого года). За 12 месяцев по состоянию на апрель этого года, экспорт – необходимый для пополнения валютных запасов – сократился на 33,9%, а импорт усох на 40,8%. Перспективы ужасны.

Как и их советские предшественники, нынешние правители Кремля видят в примере демократического Запада, и прежде всего Соединенных Штатов, угрозу себе. Они не проповедуют что-то вроде превосходства коммунистической идеи; большинство из них понимает, что их режим в долгосрочной перспективе неконкурентоспособен. Но олигархи будут цепляться за власть как можно дольше, прибегая к методам запугивания и дезинформации, пытаясь отказаться от западных норм – от прав человека, до прозрачности бизнеса и международного права.
Американский вице-президент Джозеф Р. Байден-мл. правильно сказал, что конфликт вокруг Украины – это «испытание для Запада». И если он не пройдет это испытание, Запад только поощрит новую агрессию, как на Украине, так и в других местах. Медленная, слабая реакция на захват Россией Крыма поощрила интервенцию в восточную Украину. В сегодняшней политической культуре России, «если проявишь хоть немного слабости, - как писала Джулия Иоффе в «Вашингтон пост» в марте, - значит ты слабак. А, значит, и добыча». Дойти может и до ядерного шантажа, на что уже прозвучали намеки.

И тем не менее, «мягкая сила» и лидерство Америки, в сочетании с решительным ответом европейских стран и Украины, еще далеко не исчерпаны. Экономические санкции работаю ранят, подчеркивая неэффективность режима.

Твердость Запада в защите суверенитета Украины и восстановлении ее территориальной целостности есть условие не только обуздания агрессивных поползновений Кремля, но и вовлечения России в конструктивный диалог по широкой повестке дня. Она может распространяться на контроль вооружений и меры по укреплению доверия с целью снижения риска начала войны. Естественно, все переговоры должны начинаться с той исходной позиции, что ядерные угрозы неприемлемы и контрпродуктивны.
Смена режима в России неизбежна и, возможно, уже грядет. Но Запад не должен ни закладываться на эту вероятность, ни делать ее своей политической целью. Российский народ скоро восстанет, но путь к прочной демократии и стабильной экономике будет непрост. Запад должен быть наготове помочь в этом случае.
А сейчас лучшее, что западные демократии могут сделать для России и для самих себя – это защищать свои ценности и международное право. 


Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.