Развивая Евразию, Китай радикально меняет глобальный баланс сил.

Ниже – обязательное чтение. Вы осознаете размах деятельности Китая на мировой арене. Его крупные проекты в корне изменят мир. Соотношение сил необратимо изменится.


Image icon myanmar_v5_large.jpg
Нефтепровод Китай-Мьянма убегает от ВМС США в Малаккском проливе (Источник: Stratfor)
Отец-основатель геополитики, сэр Хэлфорд Макиндер, писал сто лет назад, что ключом к глобальному доминированию является контроль над Евразией.

Британцы контролировали мир, властвуя над морями. Они окружили «мировой остров» (Африка, Азия и Европа) и, таким образом, им удавалось сдерживать сухопутную мощь России и Китая, которые в то время были не в состоянии развивать свои огромные территории. США унаследовали эту роль у Британии после Второй мировой войны.

Но все изменилось. В геополитической борьбе морского владычества против  сухопутной силы,   сухопутная мощь будет формировать XXI век.

<figcaption>Времена меняются, а вместе с ними меняются и сверхдержавы</figcaption>
Времена меняются, а вместе с ними меняются и сверхдержавы

На фоне явного крушения американской гегемонии и тектонического сдвига мировой мощи  к Китаю, Альфред В. Маккой призывает вернуться к основам геополитики для того, чтобы понять, почему география зачастую предопределяет судьбу.

Альфред В. Маккой - профессор истории в университете Висконсина-Мэдисона. Он специализируется на Юго-Восточной Азии и является автором многочисленных работ об этом регионе.

Это отрывок из более длинной статьи, которая изначально появилась в его блоге TomDispatch. Перевод первой части был опубликован в Russia Insider 17.06.2015.  Перевод с английского Татьяны Югай.

Подъем Китая как крупнейшей в мире экономики, который невозможно было представить еще век назад, грозит низвергнуть морскую геополитику, которая формировала мировую власть в течение последних 400 лет. Вместо того чтобы сосредоточиться исключительно на строительстве военно-морского флота, подобно англичанам, или аэрокосмической армады по образу Америки, Китай проникает вглубь мирового острова [Африка, Азия и Европа] в попытке полностью изменить геополитические основы глобальной власти. Он использует утонченную стратегию, которая до сих пор ускользала из поля зрения властных элит Вашингтона.

После десятилетий подспудной подготовки, в последнее время Пекин шаг за шагом начал раскрывать свою большую стратегию глобального могущества. Его двуединый план направлен на создание трансконтинентальной инфраструктуры для экономической интеграции мирового острова изнутри, и одновременной мобилизация военных сил для аккуратной нейтрализации окружающих его средств сдерживания Вашингтона.

Первым шагом был захватывающий проект по налаживанию инфраструктуры для экономической интеграции континента. Прокладывая сложную и чрезвычайно дорогую сеть высокоскоростных железных дорог с большой пропускной способностью, а также нефте- и газопроводов на всей огромной протяженности Евразии, Китай может по-новому реализовать видение Макиндера. Впервые в истории скоростное трансконтинентального перемещение критических грузов - нефти, полезных ископаемых и промышленных товаров — станет возможным  в массовых масштабах, и, тем самым, потенциально объединит огромные массивы суши в единую экономическую зону протяженностью 6500 миль от Шанхая до Мадрида. Таким образом, руководство Пекина надеется сместить центр геополитической власти от морской периферии вглубь сердца континента.

"Трансконтинентальные железные дороги в настоящее время изменяют условия сухопутной мощи", - писал Маккиндер еще в 1904 году, когда  самая длинная в мире одноколейная Транс-Сибирская железная дорога протянулась на 5700 миль по всему континенту  от Москвы до Владивостока. "Но еще до окончания века вся Азия будет  покрыта железными дорогами", - добавил он. - Пространства на территории Российской империи и Монголии столь велики, и их потенциал … топлива и металлов, так неизмеримо велик, что подавляющая часть экономического мира, более или менее обособленная, будет развиваться там, недоступная для морской торговли".

Предсказание Макиндера оказалось немного преждевременным. Русская революция 1917 года, китайская революция 1949 года, и последующие 40 лет «холодной войны» затормозили любое реальное развитие на десятилетия. Таким образом, Евро-Азиатская "сердцевина" была лишена возможностей экономического роста и интеграции. Искусственные идеологические барьеры - железный занавес, а затем советско-китайский раскол — препятствовали строительству любой инфраструктуры на всей огромной протяженности евразийской суши.

Такая ситуация больше не повторится.

Лишь через несколько лет после окончания «холодной войны» бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, подвергавший резкой критике взгляды как республиканцев, так и демократов, поднял тревогу по поводу упущений в вашингтонской геополитике. «С тех пор как континенты начали политически взаимодействовать пятьсот лет назад", - писал он в 1998 году, по существу, перефразируя Маккиндера, - Евразия была центром мировой власти. Сила, которая будет доминировать над  "Евразией", будет контролировать два из трех наиболее развитых и экономически динамичных регионов мира, превратив Западное полушарие и Океанию в геополитическую периферию центрального континента мира".

Пока подобная геополитическая логика ускользала от Вашингтона, она было хорошо понятна Пекину. Действительно, в последнее десятилетие Китай произвел крупнейший в мире всплеск инвестиций в инфраструктуру, которые уже достигли триллиона долларов, что можно сравнить с созданием американской системы шоссейных дорог между штатами в 1950-х годах. Количество строящихся  железных дорог и трубопроводов уму не постижимо. В 2007-2014 годах Китай построил в сельской местности 9000 миль новых высокоскоростных железных дорог, больше, чем остальные страны мира вместе взятые. Теперь система ежедневно перевозит 2,5 млн пассажиров с максимальной скоростью 240 миль в час. К тому времени, когда система будет полностью завершена в 2030 году, она увеличится до 16 000 миль высокоскоростных железных дорог общей стоимостью  300 млрд. долл. и свяжет все крупные города Китая. 

Инфраструктура Китая и Средней Азии интегрирует мировой остров (Источник: Stratfor)
Инфраструктура Китая и Средней Азии интегрирует мировой остров (Источник: Stratfor)

Одновременно руководство Китая начало в сотрудничестве с соседними государствами масштабный проект по интеграции национальной железнодорожной сети страны в трансконтинентальную сеть. Начиная с 2008 года, Германия и Россия присоединились к китайскому проекту "Евразийский сухопутный мост». Два маршрута с востока на запад, старая  Транссибирская железная дорога на севере - и новый южный маршрут вдоль древнего Шелкового пути через Казахстан предназначены для того, чтобы связать вместе всю Евразию. По более быстрому южному маршруту началась контейнерная перевозка  дорогостоящих промышленных товаров, компьютеров и автозапчастей на расстояние 6700 миль от Лейпцига в Германии до Чунцина в Китае. Срок доставки составляет всего 20 дней по сравнению с 35 днями морской транспортировки.

В 2013 немецкая компания Deutsche Bahn AG (German Rail) начала строительство третьего маршрута между Гамбургом и Чжэнчжоу, что позволило сократить время грузов в пути до 15 дней. В  это же время  «Казахские Железные Дороги» открыли аналогичную линию Чунцин-Дуйсбург. В октябре 2014 года Китай объявил о планах строительства самой длинной в мире высокоскоростной железной дороги стоимостью в 230 млрд. долл. Согласно этим планам, поезда будут проходить расстояние в 4300 миль между Пекином и Москвой всего за два дня.

Кроме того, Китай строит две цилиндрические (тупиковые) линии, идущие к юго-западу и к югу по направлению к морскому "пределу" мирового острова.

В апреле этого года президент Си Цзиньпин подписал соглашение с Пакистаном о строительстве китайско-пакистанского экономического коридора стоимостью в 46 млрд. долл. Автомобильная и железная дороги, и трубопроводы протянутся почти на 2000 миль от Кашгара в Синьцзяне, самой западной провинции Китая, к совместному китайско-пакистанскому порту в Гвадаре (Пакистан), открытому в 2007 году. Китай вложил более 200 млрд. долл.  в строительство этого стратегического порта в Гвадаре на Аравийском море, находящегося всего 370 милях от Персидского залива. Начиная с 2011 года, Китай также начал расширять свои железнодорожные линии через Лаос в Юго-Восточную Азию, первоначально вложив 6,2 млрд. долл. И наконец, ожидается, что высокоскоростная железная дорога будет доставлять пассажиров и грузы из Куньмина в Сингапур всего за 10 часов.

В этом же динамичном десятилетии Китай построил обширную сеть трансконтинентальных газопроводов и нефтепроводов. Задаче - импортировать топливо со всей Евразии в населенные пункты в северной, центральной и юго-восточной частях страны. В 2009 году, после десяти лет строительства, государственная Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) открыла заключительный участок казахско-китайского нефтепровода. Он простирается на 1400 миль от Каспийского моря до Синьцзяна.

Одновременно CNPC сотрудничает с Туркменистаном по строительству газопровода Средняя Азия - Китай. Это первый газопровод, который доставит природный газ из этого региона в Китай. Его протяженность составит 1200 миль и, в основном, он будет проходить параллельно  казахско-китайскому нефтепроводу. Для того чтобы обойти Малаккский пролив, контролируемый ВМС США, CNPC построила  в 2013 году трубопровод Китай - Мьянма для поставок как ближневосточной нефти, так и бирманского природного газа. Он тянется на 1500 миль от Бенгальского залива до удаленного юго-западного региона Китая. В мае 2014 года, компания CNPC подписала 30-летний контракт стоимостью в 400 млрд. долл. с российским энергетическим гигантом Газпромом на поставку 38 млрд. кубометров природного газа в год. Газ начнет поставляться в 2018 году по строящейся северной сети трубопроводов в Сибири и Маньчжурии. 

Несмотря на свою грандиозность, эти проекты являются лишь частью продолжающегося строительного бума, который в течение последних пяти лет сплел паутину нефтяных и газовых линий в Средней Азии и на юге — в Иране и Пакистане. В результате скоро будет создана интегрированная сухопутная энергетическая инфраструктура, включая обширную российскую сеть трубопроводов, которая протянется по всей Евразии - от Атлантики до Южно-Китайского моря.

Для того, чтобы капитализировать такие ошеломляющие планы регионального роста, в октябре 2014 Пекин объявил о создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Руководство Китая рассматривает это учреждение как будущую региональную и, в конечном счете, евразийскую альтернативу Всемирному банку, в котором доминируют США. Несмотря на давление со стороны Вашингтона, 14 ключевых стран, в том числе близкие союзники США, такие как Германия, Великобритания, Австралия и Южная Корея, присоединились к АБИИ.

Одновременно Китай начал строить долгосрочные торговые отношения с богатыми ресурсами регионами Африки, а также с Австралией и Юго-Восточной Азией, в рамках своего плана экономической интеграции мирового острова.

Наконец, Пекин только недавно раскрыл хитроумно разработанную стратегию нейтрализации вооруженных сил Вашингтона, расположенных по периметру континента. В апреле президент Си Цзиньпин объявил о строительстве массивного дорожно-железнодорожно-трубопроводного коридора от западного Китая к своему новому порту Гвадар в Пакистане, создавая логистику для будущего морского развертывания в богатом энергетическими ресурсами Аравийском море.

В мае Пекин усилил свои претензии на исключительный контроль над Южно-Китайским морем, расширив военно-морскую базу Longpo на острове Хайнань для базирования первой  в регионе атомной подводной лодки. При этом Китай ускорил свои дноуглубительные работы с целью создания трех новых атоллов, которые могут стать военными аэродромами на спорных островах Спратли. При этом Китай формально предупредил ВМС США, чтобы они воздержались от полетов в данной зоне.  Создавая  инфраструктуру для военных баз в Южно-Китайском и Аравийском морях, Пекин усиливает свой будущий потенциал для того, чтобы стратегически противостоять американскому военному сдерживанию с хирургической точностью.

В то же время, Пекин разрабатывает планы противостояния  мощи Вашингтона в космосе и  киберпространстве. Ожидается, например, что Китай завершит к 2020 году создание своей собственной глобальной спутниковой системы, бросая, тем самым, первый вызов владычеству Вашингтона в космосе, которое продолжается с тех пор, как США запустили  систему, состоящую из 26 военных спутников связи в 1967 году. Одновременно Пекин создает внушительный потенциал кибероружия.

Через 10-20 лет, если возникнет такая необходимость, Китай будет готов к хирургическим прорывам континентального окружения Вашингтона в нескольких стратегических точках без необходимости тотального противостояния глобальной мощи вооруженных сил США. Это оставит не у дел огромную американскую армаду авианосцев, крейсеров, беспилотных летательных аппаратов, истребителей и подводных лодок.

Не обладая геополитическим видением Маккиндера и его поколения британских империалистов, нынешнее руководство Америки недооценило значимость радикальных глобальный изменений, которые полным ходом идут в сердце Евразийскоой суши. Если Китаю удастся объединить свою бурно развивающуюся промышленность с огромными природными ресурсами Евразийской сердцевины, то вполне возможно сбудется предсказание сэра Хэлфорда Макиндера, сделанное в 1904 году, "и затем глазам нашим предстанет мировая империя".

 


Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.

Добавить комментарий