Япония и Германия накануне юбилея капитуляции

Любая побежденная страна рано или поздно встает с колен. В активную жизнь входят поколения праправнуков тех, кто принимал преступные решения, и тех, кто их выполнял. Как определить меру ответственности праправнуков за грехи прапрадедов? Об этом рассуждает член Зиновьевского клуба Алексей Панкин

 

Впервые статья опубликована на сайте РИА Новости


Оказавшись в Японии в пору цветения сакуры, а иначе говоря, за несколько недель до 70-летнего юбилея Победы над нацистской Германией и за несколько месяцев до юбилея капитуляции Японии (2 сентября 1945 года), ты окунаешься в море страстей по поводу итогов и уроков Второй Мировой. Кипят они, страсти эти, здесь не менее бурно, чем за 10 тыс. километров к западу. И ты, европеец русского происхождения, невольно начинаешь сравнивать происходящее в Стране Восходящего Солнца с более знакомыми сюжетами на своем континенте. Тем более что один из твоих дедов закончил войну в Кёнигсберге, а другой — на Дальнем Востоке.

<figcaption>Советские войска ведут боевые действия в первый день войны с Японией | © РИА Новости. Семен Раскин </figcaption>
Советские войска ведут боевые действия в первый день войны с Японией | © РИА Новости. Семен Раскин

Итак, Япония через призму Германии. Две страны — в прошлом побежденные агрессоры, чьи военные преступления осуждены Нюрнбергским и Токийским трибуналами, имеющими равную юридическую, политическую и моральную силу. Обе страны после войны превратились в экономических гигантов, но остаются как бы частично пораженными в политических правах. Германия скорее неформально, через чувство исторической вины. Япония еще и формально — по действующей конституции ей запрещено иметь армию, а силы самообороны нельзя использовать за пределами собственной территории.

На одну доску?

Читаю в колонке политического редактора одной из главных японских газет: США поступили бы и справедливо, и в соответствии с международным правом, если бы принесли извинения Японии за атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Но в Америке еще не забыты старые обиды, и такой шаг расколол бы общество…

Я вполне могу себе представить рассуждения в германской прессе о том, что ковровые бомбардировки союзниками Гамбурга и Дрездена были чрезмерно жестокими. Действительно, мирных жителей там погибло не меньше, чем от атомных бомбардировок. Но я совершенно не представляю, чтобы они появились в таком же контексте, как в Японии. А именно, в качестве объяснения, почему японцам с таким трудом даются извинения за свои преступления перед странами, подвергшимися их агрессии.

Не будем открывать здесь дискуссию относительно того, насколько что обычные, что атомные бомбардировки невоенных объектов были оправданы с точки зрения приближения победы над врагом. Но, согласитесь, коробит от мысли, что страна-агрессор в той войне вот так, ничтоже сумняшеся, ставит себя на одну доску со страной-победительницей. Особенно на фоне того, как жестко сразу и президент, и канцлер ФРГ поставили на место премьера Украины Арсения Яценюка, вякнувшего, что, мол, и его страна, и Германия стали жертвами советского нападения. "Германия не снимает с себя исторической вины и не собирается переписывать историю", — таков был смысл их реакции.

Трудные слова раскаяния

А вот японцам извинения за военные преступления даются нелегко. Вообще-то, после войны они многократно на разных уровнях и перед разными странами и народами произносили слова сожаления. Но, как лукаво говорит "Википедия", до сих не утихают споры, являются ли они формальными извинениями или общими словами о раскаянии — а это разные уровни признания ответственности.

Наиболее близкими к официальному извинению считаются резолюция парламента и заявление премьер-министра в 1995 году, к 50-летнему юбилею окончания войны. Правда, резолюция принималась без необходимого кворума, а согласование премьерского текста чуть не вызвало правительственный кризис. Тем не менее, слова о страданиях народов, подвергшихся агрессии и колонизации, о раскаянии и извинениях там прозвучали. И с тех пор повторялись с теми или иными вариациями в подобающих случаях.

И вот к 70-летию окончания войны премьер-министр Синдзо Абэ, националист и первый за многие годы энергичный лидер, пообещал новый текст, который будет "устремлен в будущее". И все последние недели пресса гадает, что же будет в послании, которое прозвучит 15 августа, в день прекращения боевых действий на Тихоокеанском театре Второй Мировой.

Среднеарифметическое мнение можно описать так: новыми формулировками премьер должен и не обидеть пострадавших, и не оттолкнуть японских правых, и, главное, не вселять уныние или чрезмерно грузить чувством исторической вины нынешнее поколение японцев. Нужно звать победителей, побежденных и жертв той войны в общее светлое будущее. При этом почти все как один комментаторы говорят об "ошибках", а не "преступлениях" той поры, как, вроде бы, положено, если исходить из приговора Токийского трибунала.

Храм боевой славы

Особо сильное впечатление на русского человека и внука фронтовиков производит посещение храма Ясукуни. Здесь хранятся списки с именами воинов, павших в гражданских и зарубежных конфликтах, начиная с 1860-х годов и до Второй Мировой. Включая имена военных преступников по приговору Токийского трибунала.

На территории храма — большой музей военной истории. У входа в него — мемориал Радхабиноду Палу, судье на Токийском трибунале из Британской Индии. Он, единственный, выступил за оправдание тех, кто обвинялся в самых тяжких преступлениях. Приводятся его слова: "Когда Время смягчит страсти и предубеждения, когда Разум сорвет маску с ложных представлений, тогда Правосудие, взвесив все на весах справедливости, потребует, чтобы многие кажущиеся прегрешения и похвальные дела, поменялись местами". И тут же по соседству — памятник летчикам-камикадзе, которые на одноразовых самолетах топили корабли союзников. Оба монумента утопают в цветах.

Индиец Радхабинод Пал был единственным судьей на Токийском трибунале, оправдавшим обвиняемых в Категории А, то есть в совершении преступлений против мира и человечности. Обелиск ему на территории храма Ясукуни утопает в цветах
Индиец Радхабинод Пал был единственным судьей на Токийском трибунале, оправдавшим обвиняемых в Категории А, то есть в совершении преступлений против мира и человечности. Обелиск ему на территории храма Ясукуни утопает в цветах | Фото автора

А в самом музее вы узнаете, что главной причиной японо-китайской войны 1937-45 гг. стали провокации китайцев против японских военных…на своей земле. Что Япония всеми силами пыталась избежать войны с Америкой, но та буквально вынудила ее нанести упреждающий удар по Пирл-Харбору. Что СССР разочаровал Японию, нарушив пакт о нейтралитете, который та неукоснительно соблюдала, и объявив ей войну. Огромный стенд, посвященный отряду камикадзе, а о Токийском трибунале — короткая запись в ряду других важных событий 1946 года.

Вы можете себе представить, читатель, чтобы в музеях Германии на самом почетном месте демонстрировались предсмертные записки осужденных за военные преступления на казнь офицеров и генералов такого примерно содержания: Я честно служил императору и Японии и ни в чем не раскаиваюсь. Ухожу со спокойной совестью. Верю, что и в будущих перевоплощениях послужу Родине.

Image icon wp_20150409_052.jpg
Памятник камикадзе, летчикам-самоубийцам, в Ясукуни. Потомки продолжают чтить их память | Фото автора

 

Вы вообще можете такой музей в Германии представить? Пусть хотя бы и частный, как подчеркивают японцы про Ясукуни. А этот храм время от времени посещают высокие должностные лица, каждый раз получая в ответ дипломатические протесты от США, Евросоюза, а также провоцируя массовые беспорядки в Китае и Южной Корее. Вот и избранный в 2012 года Синдзо Абэ отметился. Ведь что-то влечет их туда — вопреки всем очевидным издержкам…

И это все о том же

Вот еще события конца марта — начала апреля с.г.

Император и императрица совершают поездку в государство Палау, подмандатную территорию Японии, где в годы Второй Мировой велись ожесточенные бои между японскими и американскими войсками. Возлагают цветы к памятнику японским солдатам и венок к мемориалу погибшим американцам. Это все равно, что принять в Калининграде президента ФРГ с миссией отдать дань памяти павшим немецким защитникам Кёнигсберга и убитым ими советским солдатам?

Министерство образования и культуры по результатам оценки школьных учебников предписывает увеличить вдвое количество мест для описания японских территорий. В число "неотъемлемых японских земель" теперь включены острова Сенкаку (Дяоюйдао для китайцев) и Такэсима (Токто для корейцев), относительно которых у Китая и Южной Кореи имеются свои мнения. Это в дополнение к российской Малой Курильской гряде. С соответствующими "неопровержимыми историческими доказательствами". Следить будут строго. Критики новых стандартов тут же отметили, что из учебников истории последних лет исчезли упоминания о количестве истребленных китайцев во время Нанкинской резни 1937 — 1938 гг. (200 тыс.). Слова вроде "варварские действия японских войск" из основного текста переместились в сноски.

Правительство начало готовить общественное мнение к возможности отправки Сил самообороны в "горячие точки" с невоенными миссиями. Общественности демонстрируют "гигантский вертолетоносец". Япония явно идет к созданию полноценных вооруженных сил.

Германия, правда, уже успела в составе НАТО побомбить Сербию, страну, которая в годы Второй Мировой самостоятельно освободила от немецких оккупантов бóльшую часть своей территории.

Об исторической вине лично невиноватых

Любая побежденная страна рано или поздно начинает вставать с колен. В активную жизнь входят поколения праправнуков тех, кто принимал преступные решения, и тех, кто их выполнял на фронтах Второй Мировой. Как определить меру ответственности праправнуков за грехи прапрадедов? Или, как неполиткорректно, но точно поставил вопрос один японский комментатор: пройдет сто лет, и мы, что, все еще будем извиняться перед китайцами?

Казалось бы, чем дальше уходит в прошлое великая трагедия, тем легче достичь исторического примирения. Но именно накануне 70-летнего юбилея Второй Мировой мы видим, как вскрываются старые раны и расчесываются новые. Ну, кто мог предсказать пару лет назад, что Украина начнет представлять себя жертвой советской агрессии и главной освободительницей концлагерей? История остается политикой, обращенной в прошлое, причем большой политикой.
Вот почему в этой игре, где все и вся подвергается сомнению, нам необходимо защищать абсолюты. А именно, незыблемость решений Нюрнбергского и Токийского трибуналов. И память о том, что решающую роль в разгроме гитлеровской Германии сыграл СССР. Что именно он, вступив в войну с Японией 8 августа 1945 года, сломил ее волю к сопротивлению в большей степени, чем атомные бомбардировки. И спас тем самым миллионы жизней победителей и побежденных, которые были бы потеряны в случае, если бы агрессора пришлось добивать на его земле.

PS. Интересно, что же скажет Синдзо Абэ 15 августа 2015 года…



 

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.