Путч провалился, но дело его живет!

В годовщину попытки государственного переворота 19-21 августа 1991 года люди, которых те события так или иначе зацепили, невольно возвращаются мыслями к тем дням. Но эта перепечатка воспоминаний обозревателя RI Алексея Панкина интересна еще и рассказом о том, как в 2010 году нынешний премьер Украины, оголтелый русофоб Арсений Яценюк избирался на пост президента незалежной под знаменами ностальгии по советским временам. 


Впервые статья была опубликована РИА Новости


19 августа - очередная годовщина неудавшегося августовского путча 1991 года. Это был, наверное, один из самых странных государственных переворотов в мировой истории: его предприняла легитимная верхушка государства под лозунгом защиты существующего конституционного строя.

Путчисты оказались бездарными заговорщиками. Трясущиеся то ли от страха, то ли от запоя руки руководителя Государственного комитета по чрезвычайному положению, вице-президента СССР Геннадия Янаева убедили всю истосковавшуюся по сильной руке страну, что никакого толку от ГКЧП не будет. Граждане СССР перешли на сторону «демократов», чей лидер и символ, президент РСФСР Борис Ельцин, своим грозным видом и зычным гласом, переходящим в рык, внушал им надежду, что он-то, наконец, всех выпорет и в союзном отечестве снова настанет порядок. Но и этим надеждам не суждено было осуществиться, после чего союзные республики стали маяться порознь, переживая, за малым исключением Прибалтики и Белоруссии, деградацию, сравнимую разве что с последствиями опустошительной войны.
Путч провалился, но дело его живет! Ностальгия охватила и россиян, и, как я убедился совсем недавно, нашего старшего брата - украинский народ.

В селе Трикраты Николаевской области, например, гостей охотно водят на экскурсии по промгородку, выросшему некогда вокруг заброшенного ныне гранитного карьера союзного подчинения. «Здесь были цеха; здесь как раз перед распадом СССР выстроили новую столовую; вот это - административный корпус»,- говорят хозяева, показывая на едва видные из-под травы остатки фундаментов. «Здесь - трансформаторная подстанция, - палец рассказчика упирается в небольшой обломок стены. - А вот по этой насыпи проходила железная дорога. В годы рыночных преобразований ее украли полностью с рельсами и шпалами».

В Одесском порту тоскуют по профессионализму советских времен. Старожилы не припоминают, чтобы им приходилось оправдываться, как сейчас, перед высоким мореходным начальством за то, что они не пропустили в Николаев судно, которое в принципе не может туда войти по техническим характеристикам.

В Одессе же я приобщился к рано стартовавшей президентской избирательной кампании Арсения Яценюка. Вот несколько цитат из его агитационных материалов за прошлую и эту неделю. «Образование у них [на Западе] хорошее. Но не для всех…». «Качество советской медицины и системы образования превосходило стандарты самых развитых стран мира». «У той [советской] системы было много недостатков, однако она была эффективной… Нужно откровенно признать, что сегодня всего этого у нас нет. Есть остатки экономики, рудименты социальной сферы и совершенно недееспособный бюрократический аппарат, называемый Вооруженными силами». «Не могу простить нынешней власти хаоса, царящего в стране».

Не буду утомлять вас дальнейшим цитированием. Поверьте на слово, его тезисы - попурри из того, что мы когда-то считали пустыми штампами коммунистической пропаганды. Есть и конструктив: идеи восстановления промышленности примерно теми же методами концентрации ресурсов, какими в послевоенном Советском Союзе создавалась атомная отрасль. Вдохновляют отсылки к тезису Путина: «А где посадки?». Поскольку же движение Арсения Яценюка называется «Фронт перемен», а агитация ведется из густо расставленных по Одессе и Киеву палаток цвета хаки, невольно хочется запеть «Вставай, страна огромная!» и пойти на смертный бой за воссоздание Госплана и возрождение совхозно-колхозного строя.

Тридцатипятилетний Яценюк до ухода в оппозицию был видным деятелем «демократической» «оранжевой коалиции». Он побывал и главой Нацбанка, и министром экономики и иностранных дел, и спикером парламента. Сегодня по рейтингам он уступает только лидеру Партии регионов Виктору Януковичу и премьеру Юлии Тимошенко.

Впрочем, мои киевские коллеги, тоже «оранжевые», охарактеризовали Яценюка как человека несерьезного. Их выбор - Анатолий Гриценко, бывший министр обороны все той же «оранжевой коалиции». Его рекламные щиты встретишь и в Одессе, и в Киеве, а также на трассе между двумя городами. На них два слова: «За порядок!». Каждый раз, натыкаясь на такой плакат, я вспоминал московских таксистов, в эпоху расцвета брежневского застоя украшавших свои автомобили портретами Сталина.

…«Враг кровожаден! Bраг жесток!», - говорил Борис Николаевич Ельцин на огромном митинге сразу после провала путча 19-21 августа 1991 года, подразумевая все того же Янаева с трясущимися руками и министра обороны СССР Дмитрия Язова, отправившего совершать переворот невооруженную армию, чтобы, упаси бог, кого-нибудь не поранить. Сегодня, в свете последовавших после поражения ГКЧП жертв и разрушений, эти недотепы выглядят кем-то вроде декабристов, павших за правое дело в неравной борьбе с демократической тиранией.

Декабристы, как известно, разбудили Герцена. Дело путчистов, как видим, тоже возрождается в самых неожиданных местах.

 

Support Russia Insider - Go Ad-Free!

Our commenting rules: You can say pretty much anything except the F word. If you are abusive, obscene, or a paid troll, we will ban you. Full statement from the Editor, Charles Bausman.