Сказки неоконсерваторов о Сирии

"Иногда ужасные вещи происходят на Ближнем Востоке вне зависимости от американского могущества. Иногда наше вмешательство может сделать их только хуже".

Оригинал статьи был опубликован в National Interest. Перевод Татьяны Югай


Нил Гейман перефразировал Г.К.Честертона: "Сказки больше, чем правда, не только потому, что они рассказывают нам, что драконы существуют, а потому, что они учат нас, что драконов можно победить".

Король парадоксов был прав. Но мы должны также иметь в виду, что некоторые рассказы о победе над монстрами являются опасной ложью. Это особенно верно в отношении Ирака, где наша долгая война  обросла сказками.

Дракон, о котором идет речь, это сектантский конфликт, который был развязан после того, как США свергли Саддама Хусейна. Неоконсерваторы и ястребы придумали длинный рассказ, что-то вроде этого: Ирак был изначально охвачен насилием из-за суннитских и шиитских восстаний.  Галантный  Джордж Буш бросился на помощь и героически вызвал волнения в войсках. Это привело к миру, который царил во всей стране до тех пор, пока трусливый Барак Обама не вывел войска, что привело к ослаблению суннитов в западном Ираке и возникновению ИГИЛ.

advertisement
Это сказка, достойная матушки Гусыни, засела в сознании многих интеллектуалов. На самом деле насилие в Ираке действительно стремительно пошло на убыль после его всплеска, но это было меньше связано с эскалацией нашего военного присутствия, чем со сделками о прекращении огня, заключенными  генералом Дэвидом Петреусом с суннитскими командирами, которые часто сопровождались щедрыми выплатами. Это был купленный мир, и не все чувствовали себя удобно в связи с этим. В 2008 году генерал Дуглас Макгрегор  пророчески предупреждал, что "подкуп врага" не является "долгосрочным решением для создания легитимного политического порядка". Между тем, шиитские группировки, связанные с тогдашним премьер-министром Нури аль-Малики, проводили в Багдаде этнические чистки суннитов прямо под носом президента Буша. Политика Малики по отношению к так называемым Советам пробуждения также была безжалостной.

Результатом  стала еще большая, чем когда либо, фрагментация Ирака между сектами, объединяемыми только эфемерным миром, который должен был неизбежно рухнуть. Это не было победой, и приверженность Обамы к Соглашению о статусе сил, которое он унаследовал от Буша, не было капитуляцией. Если бы Обама оставил там контингент войск, как он пытался сделать, они были бы лишены санкции иракского парламента и официальных правовых иммунитетов. Ни один главнокомандующий не допустил бы подобного.

Сказка о войне в Ираке так привлекательна потому, что она изображает монохромный мир, в котором вознаграждаются такие добродетели, как сила и настойчивость, и наказываются такие пороки, как слабость и трусость. Конечно, внешняя политика так не работает, однако, те же самые элементы в настоящее время вплетены во вторую мифическую историю.

Это  история о Сирии и, опять же, роль главного героя играет незадачливый мальчик-король Барак Обама, который в течение последних двух лет бормотал и спотыкался после того, как Башар аль-Асад якобы использовал химическое оружие против своего народа. Мораль истории в том, что, если бы Обама слушал своих трагически игнорируемых советников-ястребов и вооружал умеренных повстанцев, борющихся против режима Асада, он мог бы спасти Сирию. Особо воинственный Марко Рубио развивал этот аргумент в последних президентских дебатах.

Обхождению президента Обамы с Сирией, безусловно, не хватало ловкости. Но это отчасти потому, что он отдал предпочтение политике ястребов таких, как Рубио. Соединенные Штаты вооружали и обучали так называемых «умеренных» сирийских повстанцев, по крайней мере, с 2013, сначала этим занималось ЦРУ, затрачивая $ 1 млрд в год, а затем - Пентагон, чья программа была недавно приостановлена после того, как он признался, что на самом деле была подготовлена лишь горстка новобранцев. Этот результат была вполне предсказуем, когда повстанцы, подготовленные Америкой сдавали оружие бойцам Аль-Каиды и ИГИЛ, которые размахивали  противотанковыми ракетами, сделанными в США.

Даже если бы мы были более прижимистыми со Свободной сирийской армией, наши союзники из государств Персидского залива восполнили бы это. Саудовская Аравия и Катар поставили все свои фишки на пост-Асадовскую Сирию и отправляли повстанцам бесчисленное количество оружия. Катар, даже вопреки американским возражениям, поставлял переносные зенитно-ракетные комплексы с тепловым наведением, которые потенциально могут быть использованы Аль-Каидой для подрыва в небе гражданских самолетов.  По мере того, как саудовцы все больше втягивались в Сирию, благодаря скороспелому Принцу Сальману, они начали открыто сотрудничать с аль-Нусра, сирийской франшизой Аль-Каиды.

Это должно было быть предупреждающим сигналом о том, что аль-Нусра, и исламизм в целом, слишком интегрированы с сирийскими повстанцами, чтобы их можно было бы аккуратно отсеять. Наши спецслужбы  еще в 2013 году постоянно предостерегали, что Аль-Каида была наиболее хорошо оснащенной повстанческой группировкой, благодаря исламистским боевикам, хлынувшим через границы Сирии. Как сообщается, к маю этого года тысячи боевиков Свободной сирийской армии,  перешли на сторону аль-Нусра. Идея о полезности мощной и энергичной военизированной группы для борьбы с Асадом, в духе враг моего врага мой друг, оказалась слишком заманчивой. Как писал ранее в этом году эксперт по Сирии Чарльз Листер, "На самом деле, хотя это редко  признается публично,   подавляющее большинство сирийских повстанцев тесно сотрудничает с Аль-Каидой, начиная с середины 2012, и очень эффективно на поле боя".

Идея о том, что Америка могла бы подпереть Свободную сирийскую армию, герметично изолировать ее от аль-Нусра, запечатать 1408 миль сухопутной границы Сирии, развернуть достаточное число светских повстанцев, чтобы свергнуть Башара Асада и сделать все это без укрепления банды суннитских джихадистов является гораздо более фантастическим, чем что-либо придуманное когда-либо Толкиеном. Иногда ужасные вещи происходят на Ближнем Востоке вне зависимости от американского могущества.  Иногда наше вмешательство может сделать их только хуже.

Это не  очень успокаивающая вечерняя сказка, но у нее есть преимущество правдивости. Сказки, связанные с Ираком и Сирией, опасны потому, что они предлагают упрощенную концепцию американской власти, которая в состоянии усмирить конфликты просто в силу того, что она призывается. Они также делают наши уши глухими к урокам, которые мы должны выучить после пятнадцати лет войны на Ближнем Востоке. К сожалению, в этом неспокойном уголке мира, трудно встретить сказки со счастливым концом.

Мэтт Перпл является заместителем главного редактора  Rare Politics.

advertisement

Click here for our commenting guidelines