"О! Какой актер назначен губернатором Одессы!" - экс-министр иностранных дел Грузии

Тедо Джапаридзе, первый министр иностранных дел в правительстве Саакашвили, объясняет причину его популярности в западном мире и на Украине. Все провалы в своей карьеры он разыгрывал как великие победы. "И в Одессе все будут верить, что он добился успеха; а когда все пойдет не так, то исключительно из-за того, что Одесса оказалась недостойной своего выдающегося правителя", - предсказывает он горькую судьбу городу - жемчужине у моря.

На первый взгляд - торжествующий жест, а на самом деле - дуля | Фото: РИА Новости Илья Питалев
На первый взгляд - торжествующий жест, а на самом деле - дуля | Фото: РИА Новости Илья Питалев


Английкий оригинал опубликован на сайте The National Interest


Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили сделал карьеру, научившись оказываться в нужное время в нужном месте. Он участвовал в кастингах, получал роли, исполнял их и иногда даже имел возможность перекинуться словом с режиссером. И вот он снова добился успеха. Киевское правительство назначило его губернатором Одессы. Суверенное правительство имеет полное право на такой шаг. Особенно если хочет оттолкнуть от себя восток Украины, где большинство людей говорит по-русски.
Как бы ни поражало воображение это новое назначение, достаточно взглянуть на историю его карьеры, чтобы понять, что он обязан ей своим приспособленчеством. Он изучал юриспруденцию и права человека в Европе и Соединенных Штатах, осваивая ритуалы юридической казуистики. Он овладел русским, когда это было ключом к карьере; когда времена изменились, он тут же овладел английским. Он говорит на пяти языках, в том числе и украинском. За девять лет на вершине власти он обзавелся влиятельными знакомыми. Оказавшись в свете рампы на Украине, он готов устроить новое великолепное шоу.
Его репертуар обширен и разнообразен. Он один из самых молодых президентов в этом мире; он активный реформатор; он защитник западной цивилизации; прозападный президент бывшей советской республики в добровольном изгнании; ученый в университете Тафта; один из главных лоббистов украинского президента Петра Порошенко; а теперь еще и губернатор Одесской области, шестого по численности населения региона Украины, расположенного всего в двухстах километрах от Крыма и Приднестровья.
Для первого поколения грузинских политиков он был лицом будущего. Мы вознамерились создать не просто такое государство, которое было бы хоть немного лучше предыдущих феодальных вотчин своих руководителей. Мы стремились построить новый тип государства, которое было бы влиятельным в мире и предоставляло бы своим гражданам возможности развития. А поскольку Грузия была одной из наиболее экономически и социально пострадавших республик бывшего СССР, нам нужно было привлечь к себе как можно больше внимания в мире. Нам требовалось, чтобы мир видел нас не такими, какие мы есть, а такими, какими можем стать.
Как и сегодняшняя Украина, Грузия разваливалась в результате больших и малых гражданских войн. Народ нуждался в сильной личности, которая возвысилась бы над мелкими политическими склоками. Вроде как бы и наш руководитель, но и не такой как мы. И вот тут как раз Саакашвили оказался в нужном месте в нужное время. Спрос был отнюдь не на демократа, который выражал бы волю народа, и даже не на просто прозападного реформатора. Ему нужно было быть всем для всех: жестким лидером советского типа, не подвластным воле местных вождей, и в то же время западником, который будет управлять Грузией по закону. Разные люди в разные времена ждали от него решения разных задач.
Быть советским и постсоветским одновременно. Саакашвили поставил под контроль спецслужбы и громил редакции СМИ. Любой, кто зарабатывал больше двух тысяч долларов, был у него под колпаком. Он «убеждал» «делать взносы» тех, у кого средств было побольше, иногда в качестве платы за то, чтобы остаться на свободе. Он применял пытки в тюрьмах и даже, как считается, убивал противников. Это был вождь Саакашвили, который вынужден выполнять свой нелегкий долг.

А была еще и авансцена: Саакашвили героически боролся с коррупцией, уволив разом всех полицейских и набрав новых. Человек, покоривший западных инвесторов разрешением безо всяких ограничений набирать и увольнять персонал. И он неутомимо – а некоторые даже скажут бездумно – боролся с Россией. Не потому, что надеялся ее победить, а чтобы все видели, как он воюет. Они великолепно пикировались с Путиным. Президент крохотной «постсоветской» страны «ближнего зарубежья» осмеливался обзывать его лжецом и «Лилипутиным», а Путин зачем то снисходил до ответа, обещая повесить его за яйца. В каком-то смысле, они подыгрывали друг другу.
У всех, кто внимательно наблюдал за событиями в Грузии, складывалось ощущение, что она превратилась в страну, где сюрреалистическим образом пересеклись фантазии Джонатана Свифта и Джорджа Оруэлла. Это был смех сквозь слезы. И, тем не менее, многие ему «поверили».
Уметь выглядеть триумфатором – вот главный секрет успеха стиля его «руководства по Станиславскому». Саакашвили не проиграл войну с Россией в 2008 году; он защитил Запад! Он не проиграл президентские выборы 2012 года; он великодушно признал поражение. Он не сбежал, спасаясь от ярости людей, которых он пытал; он был вынужден эмигрировать! Он верил в торжество закона – для всех, кроме себя.

И в Одессе все будут верить, что он добился успеха; а если что-то пойдет не так, то исключительно из-за того, что Одесса оказалась недостойной своего выдающегося правителя.

advertisement
Руководитель, не умеющий признавать ответственность за поражения, представляет опасность для окружающих, потому что у него отказывает даже чувство самосохранения.
Времена изменились. Украина в 2015 году это вам не Грузия начала «нулевых». Ставки там гораздо выше, а потому и страсти кипят погорячее. Экономический кризис в России, русскоязычное население, продолжающаяся гражданская война, а тут еще и провокатор Саакашвили неподалеку от Крыма и Тирасполя. Эта гремучая смесь может рвануть. Тут не место для бравады. Мне больно даже думать об этом, тем более, что я не собираюсь сводить счеты с Саакашвили. Просто меня беспокоит будущее Украины, а также возможные последствия для независимости Грузии и Молдавии.
К сожалению не только западники, но и наши стратегические партнеры вроде Украины продолжают жить мифом о Саакашвили. Вашингтон требует от нас оставить в покое тех, кто совершал уголовные преступления, находясь в его команде. Для европейских христианских демократов он остается столпом демократии в постсоветском мире. И – как плевок нам в лицо – Киев назначает человека, страшащегося вернуться на родину, губернатором области с высокой концентрацией людей, говорящих по-русски.
От Грузии от этого не убудет. А вот убережется ли Украина? Собирается ли она обеспечить его такими же послушными законодателями, какие были у него в Грузии? Получит ли он санкцию на налеты на штаб-квартиры оппозиционных сил или захваты оппозиционных теле- и радио-станций, как это имело место на родине? Согласятся ли они с тем, что он будет сажать, пытать, разорять и даже убивать несогласных? И, самое главное, действительно ли им нужно, чтобы русскоязычным регионом руководил человек, не скрывающий ненависти к Путину и России?
Если выяснится, что Саакашвили действительно отказался от гражданства Грузии, мы в Тбилиси радостно отметим это событие. А вот есть ли чему радоваться украинцам – это совсем другой вопрос. 

Click here for our commenting guidelines