Почему китайцы не каются, а развиваются

О том, почему китайцы считают, что объединитель Китая и кровавый палач Мао Цзедун был на 70% прав и только на 30% не прав, специально для RI рассуждает специальный корреспондент журнала "Русский репортер" Ольга Андреева. 

Современный Китай - наследник 5000-летней национальной традиции и почти 200-летней коммунистической идеи
Современный Китай - наследник 5000-летней национальной традиции и почти 200-летней коммунистической идеи

Год назад по заданию редакции я приехала в Пекин. Мы с переводчиком встречались с рядовыми китайцами и расспрашивали их о жизни предков. Отвечая на мои вопросы, китайцы частенько задавали свои. Особенно любопытны оказались студентки.
- А почему вы так много читаете? – спрашивали очаровательные юные китаянки. Большинство из них неплохо говорили по-русски и даже бывали в России по студенческим надобностям, так что с темой были знакомы не понаслышке. - Понимаете, - объясняли студентки, - у вас у всех есть хобби и личная жизнь. Вы все время читаете, ходите в театры, в кино. Но очень мало работаете. Почему?
- А как вы относитесь к Мао? – в ответ любопытствовала я.
- О, его скоро, наверно, сделают нашим богом! - дружно отвечали студентки, - Без Мао не было бы нового Китая.

В их голосах при этом не чувствовалось ни благородной гражданской самоиронии, ни диссидентского ехидства – только чистая вера и патриотический энтузиазм.
- А как же голод, культурная революция, хунвейбины? – по старой российской привычке я рассчитывала сорвать маски и вскрыть язвы.
- Хунвейбины? А это кто? – обезоруживающе удивлялись студентки.
- Ну, как же! – радовалась я возможности открыть девушкам глаза на мрачное китайское прошлое, - Это юные революционеры, которые должны были омолодить Китай посредством уничтожения бывших аристократов. Главные герои культурной революции.
Студентки морщили умные лбы и старательно вспоминали:
- Да, что-то такое было, но мы этого не проходили по истории.
- Но вы же знаете, что из-за политики Мао погибло чуть ли не сто миллионов ваших соотечественников? – выкладывала я главный козырь.
- Ну, да, и что? - студентки никак не могли взять в толк, куда я клоню.
- Неужели вы не испытываете к Мао никакой исторической ненависти?
- Ненависти?! - тут студентки выпучивали узкие глаза, - Как можно?! Мао создал новый Китай! При нем мы стали сильными, создали армию, в космос полетели! Ну и что, что были ошибки. Он уже старенький был, можно простить.

advertisement
- Подождите, - я стремительно теряла почву гражданского мужества под ногами, - но почему Мао? При Мао был голод, действовала карточная система, университеты стояли закрытыми. Только Ден Сяопин накормил китайцев, открыл университеты, дал возможность жить, учиться. Почему вы помните Мао, а не Ден Сяопина?

- Как вы не понимаете! - пожимали плечами студентки, - Без Мао не было бы нового Китая.
И хоть ты тресни! Никакого желания покаяться в национальных грехах, свести исторические счеты, покарать убийцу! Ни капельки гражданского пафоса, благородной ярости, мужества саморазоблачения и признания ошибок! 
- А что вас удивляет? - сказал пятидесятилетний китайский коммунист,
филолог, специалист по русской литературе, - Мы же китайцы. Мы смотрим в будущее, а не в прошлое.
- Так все-таки почему вы так много читаете? - возвращались китайские студентки к теме, которая их интересовала живо и остро, - Почему вы так мало работаете и так плохо живете? Почему вы все время жалуетесь и не делаете ничего, чтобы жизнь была лучше?
Что я могла сказать им в ответ? Только посочувствовать, конечно.

Не понимают нас в Китае. Наивные восточные люди! Глупые вопросы задают.

advertisement

Click here for our commenting guidelines