Атомная бомба Майкла Бома

Как «независимый журналист» из США оправдывает бомбардировку японских городов на сайте "Эха Москвы". Но даже там ему это не сходит с рук. Рассказывает доктор исторических наук, член Зиновьевского клуба МИА "Россия сегодня" Олег Назаров

Впервые статья была опубликвована в "Литературной газете"


70-летие окончания Второй мировой войны было отмечено полемикой в мировых СМИ по целому ряду тем. Особой остротой отличалась дискуссия по вопросу, сколь оправданными с военной точки зрения были атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки и что побудило японцев капитулировать – боязнь новых авиаударов или вступление в войну Советского Союза.

Не остался в стороне от полемики по этим вопросам и как бы «независимый американский журналист» Майкл Бом. В своей статье на сайте «Эха Москвы» для начала он, как обычно, повторил набившие оскомину тезисы официальной пропаганды США. Заявления Бома были столь затасканными, а откровения настолько циничными, что вызвали недовольство даже у части аудитории «Эха Москвы». А ведь эта публика Западу, мягко говоря, симпатизирует и обычно с благоговением воспринимает утверждения в духе американского Госдепа.

advertisement
На этот раз её реакция оказалась иной. «Майкл Бом – известный демагог с честными глазами, главный приём которого – передёргивание фактов», – написал аnimatov, выразив мнение немалого числа почитателей «Эха Москвы». Другой комментатор заметил, что «Бом и бомба – однокоренные слова».

Такую реакцию вызвало следующее заявление американца:

«Мой главный тезис заключается в том, что атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки были страшной трагедией, но из двух зол президент США Гарри Трумэн выбрал меньшее…

Чтобы ещё миллион или больше человек не погибло и чтобы Вторая мировая война не длилась ещё несколько лет, президент Трумэн принял тяжелейшее решение сбросить атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Если бы американцы пытались добиться капитуляции Японии другим способом – то есть длинной наземной войной на главных японских островах, – это, скорее всего, привело бы к гибели больше миллиона человек с обеих сторон (как военных, так и гражданских).

Плюс к этому, возможно, сотни тысяч советских солдат, которые начали воевать 9 августа 1945 года против японской армии в Маньчжурии, также бы погибли. Примечательно, что только в течение 11 дней этой операции (с 9 до 20 августа) погибло около 90 000 человек с японской и советской сторон».

Подробно разбирать эти явно нелепые рассуждения заокеанского пропагандиста в духе «если бы да кабы» нет смысла. Самую боеспособную из имперских военных соединений Японии – Квантунскую армию, к которой американцы целых четыре года не решались подступиться, – советские войска разгромили за 24 дня. Потери самураев составили 83 737 человек убитыми и свыше 640 тысяч пленными. Советский Союз потерял 12 тысяч солдат и офицеров.

Фантазируя о том, что без атомных бомбардировок Красная армия воевала бы с японцами «ещё несколько лет», Бом валит с больной головы на здоровую. Несколько лет воевать с японцами готовились американские военачальники. Историк Виктор Димиулин пишет, что «вплоть до начала советского наступления в Маньчжурии правительство императора Хирохито, возглавляемое адмиралом Судзуки, о капитуляции даже не помышляло. И японцы, и союзники готовились к длительному сражению на «священной земле Ямато». Согласно разработанному американским Комитетом начальников штабов плану «Даунфол», высадка на Японские острова должна была начаться только в октябре. В рамках операции «Олимпик» предполагалось к 1 ноября создать плацдарм на южном побережье острова Кюсю, на овладение которым отводилось четыре месяца. Затем должна была начаться операция «Коронет», предусматривавшая разгром основных сил противника на главном острове архипелага – Хонсю. Учитывая опыт жестоких боёв за Окинаву и Иводзиму, американцы не рассчитывали на быстрый и лёгкий успех. Военные действия планировалось завершить в лучшем случае к концу 1946 года».

Известно и то, что для защиты Японии из Маньчжурии на острова были бы переброшены отдельные части Квантунской армии. Такая перспектива пугала политическое руководство и военное командование США. Не секрет, что американцы крайне болезненно воспринимают потери в своих рядах. Желая избежать их, президент США Франклин Делано Рузвельт и американские дипломаты не раз обращались к руководству СССР с просьбой о помощи в войне с Японией. Согласие Иосифа Сталина через 2–3 месяца после капитуляции гитлеровской Германии вступить в войну с Японией американские политики и военные восприняли с ликованием.

Вопреки уверениям Бома, воевать с японцами годами СССР не собирался. В основе плана предстоящей кампании лежала идея нанести несколько глубоких ударов, которые бы рассекли Квантунскую армию на части. Основным операциям планировалось придать комбинированный характер. Два главных удара в направлении Чанчуня (Синьцзяна) предстояло нанести Забайкальскому фронту маршала Родиона Малиновского, наступавшему из района Тамцаг-Булакского выступа, и первому Дальневосточному фронту маршала Кирилла Мерецкова, наступавшему из Приморья. Затем войскам Забайкальского фронта предстояло повернуть на юг, к Ляодунскому полуострову. Были запланированы и вспомогательные удары.

План наступления в Маньчжурии на фронте протяжённостью более 5 тысяч километров был молниеносно и с блеском реализован. Решающих успехов советские войска достигли ещё до того, как император Хирохито приказал японцам сложить оружие (ему подчинились далеко не все и тем более не сразу). Для того чтобы избавиться от иллюзий, что только атомные бомбардировки были единственным способом сломить сопротивление самураев, великовозрастному американскому неучу с «честными глазами» достаточно поинтересоваться, где находились части Красной армии уже после первой недели войны. К середине августа всем было ясно: советский блицкриг в Маньчжурии завершится быстро и триумфально.

Что же касается циничных рассуждений Бома о том, что президент США Трумэн был прав, приняв ради спасения жизней миллиона американских солдат решение сбросить атомные бомбы на японские города, уничтожив более двухсот тысяч мирных жителей, то они давно тиражируются не только в США и не только в СМИ. Доктор исторических наук Оксана Петровская, изучив польские учебники истории, констатировала, что в них доказывается «целесообразность сбрасывания бомб на Хиросиму и Нагасаки в силу того, что борьба с японцами обычными вооружениями могла продлиться несколько лет и потери американцев в этом случае составили бы около 500 тыс. солдат. Следовательно, согласно версии польских учебников, американцы из гуманных соображений продемонстрировали новое оружие, которое привело к гибели всего лишь 150–200 тыс. человек».

Справедливости ради признаем, что в рассуждениях Майкла Бома есть одна свежая мысль, правда, также выдержанная в духе «если бы да кабы». Оказывается, если бы у Сталина в 1942 году была атомная бомба, то он её сбросил бы на Германию.

Казалось бы, это утверждение – очередной бред и грязный поклёп на СССР и Россию. Однако разве можно быть уверенным в том, что вскоре он не окажется на страницах американских, польских и прочих учебников истории, по которым станут учить новые поколения воинствующих русофобов? Нет. Ведь на Западе считают, что в «сдерживании» России все средства хороши…

 

advertisement

Click here for our commenting guidelines