Американец воюет за Новороссию, рискуя жизнью, здоровьем и гражданством

Расселл Бентли, сорокапятилетний техасец из города Остин, борется на стороне Новороссии с фашизмом.

Оригинал статьи был опубликован в New Eastern Outlook. Перевел с английского Владимир Лебедев-Шмидтгоф.

Читать по-английски в RI - здесь


В настоящее время народное ополчение Донбасса воюет на своей территории с киевскими властями и Западом. Граждане США много слышали про этот конфликт из разнообразных источников, но при этом мало кто знает, что в действительности это опосредованная война с Россией. Это мало кому известно в США, потому что никаких сообщений об этом непосредственно от людей с линии фронта, нет.

Но вот мнение одного американца, который побывал непосредственно на передовой в Новороссии, и до сих пор находится там.

advertisement
Расселл Бентли достаточно повидал в жизни, чтобы распознать правую сторону в этом конфликте.

Как он говорит: «Русофобская фашистская хунта, захватившая власть в Киеве, терроризирующая граждан под руководством НАТО и привлечённых из других стран преступников, где они проделали то же самое, не успокоится, пока не уничтожит Украину, и пока большая часть региона, включая Европу, не будет дестабилизирована».

Он решил помешать этим планам. Вот его рассказ об этом конфликте.

- Расскажите о причинах, которые привели вас на Украину.

- Во-первых, я не единственный американец, сражающийся на Донбассе с фашизмом. Нас тут несколько, про кого-то я только слышал, с кем-то встречался лично, но сегодня буду говорить только про себя.

Меня зовут Расселл Бентли. Я родился в городе Остин, штат Техас, в 1960 году. Мой позывной в армии Новороссии — «Техас».

Я приехал в Донецк 7 декабря 2014 года, 14 декабря присоединился к батальону «Восток», а 31 декабря впервые отправился на передовую. Я приехал сюда для борьбы с фашизмом и чтобы помочь героическому населению Новороссии в становлении новой державы.

Я — коммунист и антифашист. Правительство США действительно фашистское,  еще Муссолини говорил: «Фашизм вообще-то должен называться корпоративизмом, потому что он представляет собой слияние государственной власти с властью концернов». По определению Муссолини и по четырнадцати определяющим элементам фашизма от Лоренса Бритта, США является фашистским государством.

Для любого думающего человека совершенно ясно, что правительство США подпадает под оба эти описания. Оно фашистское, поэтому я с ним борюсь.

- Чем вы занимались в Новороссии с тех пор как приехали?

Мой первый боевой день был 1 января 2015 года. Служил в отряде «Суть времени» с января по июнь, в донецком аэропорту и в Спартаке. Когда в июле отряд перевели из батальона «Восток» в батальон «Хан», я был назначен пресс-офицером в информационном центре батальона.

В июле был приглашён и принял приглашение в DONi News. Сейчас — директор Донецкого Международного Пресс-Центра. Мы занимаемся контрпропагандой и помогаем зарубежным журналистам и гостям региона, которые приезжают чтобы увидеть правду своими глазами.

- Каково быть на фронте?

Чтобы там себе люди не представляли, в реальности всё иначе. Если вы читали рассказы добровольцев Французского иностранного легиона, то вот там довольно неплохо рассказывается о том, чего ожидать. Но всё равно, в реальности всё от рассказов отличается.

Мы вооруженные войска в настоящей армии, воюющей на настоящей войне. Здесь тяжело и опасно. Люди гибнут. Мы сражаемся с безжалостным и сильным противником. Но мы побеждаем.

Мы работаем минимум 12 часов в день, 6 дней в неделю, а обычно и ещё больше. Как и в любой армии, выполняем приказы и выполняем работу лучшим возможным способом. Доверие и уважение здесь надо заслужить.

Самое важное здесь это ВЫУЧИТЬ РУССКИЙ ЯЗЫК. Здесь есть люди, которые говорят на английском, испанском, немецком и итальянском, но чем свободнее знаешь русский, тем лучше. Не обязательно чтобы язык был на уровне носителя, но по уровню изучения языка можно сказать про способности и степень подготовки человека.

Добровольцам ещё надо привезти столько денег, сколько смогут. Зарплата здесь может быть, а может и не быть, и, даже если будет, то совсем небольшая по западным стандартам. Здесь люди воюют за убеждения, а не за деньги.

Добровольцам предоставляется еда, форма и место жительства. Базовые потребности удовлетворяются, включая медицинское обслуживание и доступ в Интернет, но рассчитывать на роскошный отель или жизнь как в отпуске не стоит. Мы просим волонтёров иметь при себе минимум тысячу долларов США по прибытию в Донецк, а рекомендуем иметь в три раза больше. Также необходимо привезти один комплект камуфляжной формы, пару хорошей обуви, гражданскую одежду и туалетные принадлежности.

Мы не принимаем людей, приходящих через украинские позиции. Надо ехать через Ростов. Приходящим с укропской стороны мы не доверяем, будь то «добровольцы», «журналисты» или «туристы». Люди приезжают с российской стороны с визами с минимум двумя разрешениями на въезд.

Процесс получения российской визы обескураживает и может оказаться довольно дорогим. Для ускорения получения придётся заплатить триста–четыреста долларов. Недёшево, но того стоит. Билета в один конец будет, конечно, достаточно, чтобы сюда приехать, но не оставлять себе денег на обратную дорогу было бы неразумно.

Обычно добровольцы летят до Москвы, потом садятся на поезд или самолёт до Ростова-на-Дону. Оттуда — автобусом до Донецка. Пересечение границы из России в Новороссию — не проблема. Мы инструктируем приезжающих говорить на пограничном контроле, что они едут в Донецк встретиться с друзьями. Там поймут и пропустят.

- Какие люди присоединяются к армии Новороссии?

- Большинство наших добровольцев из разных областей России и из-за рубежа. По прибытию в Ростов им дают контакты, куда они приезжают для установления личности и ждут группы для отправки на фронт.

На каждые сто человек, которые говорят, что приедут, реально, может быть, приезжает один. Попасть сюда уже непросто, но это, на самом деле самый простой этап.

Но если кто-то не смог сюда попасть сам по себе, значит, он недостаточно подготовлен для службы солдатом в “Хане”. Но всегда есть и другие варианты — другие батальоны могут быть не настолько требовательны, людей туда иногда берут, если даже они не прошли отбор в “Хан”. Также много возможностей помощи ДНР и ЛНР в гуманитарных областях.

Люди становятся добровольцами армии Новороссии, с момента, когда их забирают недалеко от границы официальным транспортом армии. Добровольцев посылают на разные участки фронта, в зависимости от боевой ситуации и оценки способностей добровольца инструкторами. Передвижение между разными частями республик возможно не всегда, но где-то людей могут подвезти, а где-то они добираются общественным транспортом.

- Какие люди вам нужны в настоящий момент?

- На фронт мы берём только совершеннолетних мужчин (Иногда мы посылаем женщин, но большинство возвращаем). У них должен быть паспорт и, если есть, военный билет.

Больше всего нам нужны механики-водители БМП и другие специалисты по технике. Люди с медицинским опытом и опытом работы в СМИ также крайне полезны, также как и специалисты в компьютерной технике и других технических областях.

Если вы приедете, мы вас встретим, проведем оценку ваших способностей и найдём им лучшее применение для пользы Новороссии. Но людям, которые пытаются сбежать от призыва, разыскиваются полицией или не могут оплатить кредит, лучше не приезжать. Ходят слухи, что мы с этим можем как-то помочь, а на самом деле нет, не можем.

У нас нет сейчас процесса полноценной военной подготовки. У нас нет для этого помещений везде, где надо. Иногда, когда на фронте затишье, мы можем дать обучение должного уровня, но если идут бои, то добровольцам придётся полагаться на их гражданский опыт. Поэтому мы берём тех, про кого уверены, что они готовы к бою и потянут физически, технически и эмоционально.

У нас есть какое-то подобие тренировочного центра в Санкт-Петербурге, который даёт местным добровольцам короткую, но интенсивную программу подготовки перед отправлением в Донбасс. Мы принимаем пожертвования на содержание этого центра, но сама подготовка для добровольцев бесплатна, оплачивается из штаба Донбасса.

Определённого срока службы у нас нет, но от людей мы ожидаем, что они пробудут у нас минимум три месяца, мы не берём людей, приехавших повоевать на выходных. Решения, кто уезжает, а кто остаётся, принимаются командирами на местах. Переход из одного подразделения в другое без приказа и оставление позиций без приказа наказываются.

Многие добровольцы приезжают в Ростов без всякого снаряжения в надежде получить всё на месте. Но у нас нет такого количества снаряжения. Мы просим всех потенциальных добровольцев привозить с собой всё, что смогут. Сейчас мы получаем чуть больше снаряжения, но обычно оно идёт местным донбасским добровольцам, у которых нет денег.

Российским и иностранным добровольцам стоит иметь при себе своё собственное снаряжение, поскольку у них есть больше возможностей его приобрести. Большинство людей не может приобрести вооружение, бронежилет и боеприпасы, но обязательно надо иметь с собой личные вещи, нижнее бельё, камуфляжную форму, берцы, футболки, запасные носки, перчатки, нож, фляжку и каску. А если средства позволяют, то надо иметь запасной набор всего, поскольку одежда и, особенно, обувь, изнашивается быстро. Также стоит иметь аптечку, с такими средствами как фильтры для очистки воды, активированный уголь, аспирин, средства для перевязки, антисептик, лекарства от простуды. Базовую аптечку с подобными лекарствами можно купить в туристических магазинах для путешественников.

Могут ли люди обеспечить семью, присоединившись к армии Новороссии?

Если кто-то думает, что может заработать, воюя на нашей стороне, он ошибается. Все кто воюют за Новороссию, делают это за свой счёт. Здесь не заработать и здесь могут убить. Но мы здесь чтобы сражаться с фашизмом, как это делала когда-то большая часть Европы, и именно это здесь важно.

Литературное редактирование перевода Артёма Колосова.

advertisement

Click here for our commenting guidelines